Невыдуманные истории: зажечь свечу в поминальный день

Поминальный ритуал

Раньше я как-то не задумывалась о том, зачем нужны все эти поминальные ритуалы…

Небо над головой было пронзительно синим, бархатцы на клумбе радовали глаз всеми оттенками оранжевого, и даже забор, выкрашенный кислотно-зелёной краской, не раздражал…

Главное — что в этом пейзаже не было ни мазка ненавистного серого цвета.

— Меня всё устраивает, — сказала я риелтору.

Тот удивлённо округлил глаза:

— А что, дом смотреть не будете?

— Обязательно буду! — спохватилась я и направилась к крыльцу.

Снаружи здание было весьма нарядным — белый кирпич, голубые ставни, красная черепица. Внутри тоже не разочаровало. Крошечная кухонька с газовым котлом, все необходимые удобства, две комнаты — а мне больше и не надо. Одну из них — что поменьше — можно сделать жилой, а другую — просторную и светлую — оборудовать под мастерскую.

Мне здесь всё так нравилось, что даже торговаться не стала — не терпелось поскорее переехать в этот райский уголок. …Тридцать восемь лет я прожила на индустриальной окраине мегаполиса. И каждый день видела из окна один и тот же пейзаж — унылые серые многоэтажки и фабричные трубы, коптящие небо.

Невыдуманные истории: зажечь свечу в поминальный день

Возможно, я начала рисовать именно потому, что мне катастрофически не хватало в жизни ярких красок. Сначала была изостудия при дворце детского творчества, затем художественно-промышленный институт. Я мечтала стать знаменитой художницей и посмотреть мир, но мои амбициозные планы перечеркнула мамина болезнь.

В течение пятнадцати лет я занималась тем, что ухаживала за родительницей, рисовала чёрно-белые графические иллюстрации для издательства и «любовалась» урбанистическим пейзажем за окном.

В июле прошлого года мама умерла. Больше в этой бетонной серости меня ничего не держало. Решила продать городскую квартиру и купить домик в деревне. Хозяйку дома я впервые увидела на сделке. Выяснилось, что она унаследовала его от какого-то дальнего родственника.

— Я ему троюродная внучатая племянница, что ли, — рассказывала женщина, покуривая на крыльце нотариальной конторы. — В глаза этого деда ни разу не видела, а он мне, оказывается, дом завещал. Сюрпризец, да? Никак такого не ожидала…

Кстати, сюрприз поджидал и меня: выяснилось, что наследница продаёт недвижимость, вместе, со всем скарбом:

— Мне эта рухлядь и даром не нужна. Что пригодится, себе оставьте, остальное — просто выбросьте.

И вот наступил знаменательный день — я переехала в свою загородную резиденцию. До позднего вечера обустраивалась на новом месте: вытаскивала из дома хлам и жгла то, что можно было сжечь.

В числе прочих вещей, попавших в категорию ненужных, был и небольшой фотоальбом. Я полистала его из любопытства: на всех снимках только двое — мужчина и женщина. Одно свадебное фото, где обоим лет по тридцать. На остальных пара значительно старше. Я уже знала, что ни детей, ни внуков у них не было, но где же друзья, коллеги? Видно, не слишком общительными людьми были бывшие хозяева этого дома.

Я довольно долго колебалась: жечь альбом или нет? С одной стороны, это чья-то память, а с другой — не хотелось хранить у себя фотографии чужих людей. Да ещё покойников: говорят, плохая примета. В общем, альбом тоже полетел в костёр…

…В начале двенадцатого полуживая от усталости рухнула на кровать. Думала, сразу усну как убитая, однако сон почему-то не шёл. Телевизор не работал (ещё не успела подключить антенну), поэтому решила почитать. Листала книгу минут сорок, а потом вдруг погас свет. Подумала, что случилась какая-то авария и электричество отключили во всём селе. Но когда вышла на веранду, увидела, что в соседнем доме светится окно. Клацнула выключателем на кухоньке — темно. Во второй комнате и санузле — тоже.

Делать нечего, пришлось снова ложиться и в кромешной темноте считать воображаемых баранов. Последнее, о чём я подумала, засыпая: «Наверное, в проводке что-то замкнуло». Однако, проснувшись, обнаружила, что электричество появилось. Порадовалась, что не нужно вызывать электрика, и выкинула эту проблему из головы… Но ненадолго, потому что ночью всё повторилось. А потом ещё и ещё… Ровно в полночь свет в доме гас, а в 9:06 сам по себе включался. Я решила, что хозяин установил хитрое реле с таймером, и вызвала-таки электрика.

Тот, поработав полдня, заявил, что никакого реле в доме нет и с проводкой всё в порядке. Между тем, необъяснимые отключения продолжались с мистической регулярностью. Я отправилась с визитом к соседям: может, они знают, в чём дело? Женщина оказалась словоохотливой. Правда, на мой вопрос ответить не смогла, но о бывших владельцах дома кое-что рассказала.

«В этом доме раньше Антонина жила. Потом перебралась к дочке и продала его двум старикам. Такая нелюдимая парочка оказалась — вообще ни с кем не общались. Поверите, я через забор живу, а за два года ничего о них не узнала — ни как зовут, ни откуда приехали… А полгода назад они умерли. В один день, точнее — в одну ночь. Почтальонша утром им пенсию принесла, а они лежат… неживые. Вызвала милицию, «Скорую помощь». Стариков увезли в морг. Где их похоронили и кто — неизвестно. А спустя неделю наследница объявилась — фифа крашеная. Да вы, раз дом покупали, видели её…»

…В эту ночь свет, как обычно, погас в двенадцать, а когда я уснула, мне приснились эти супруги-отшельники. «Закопали, нас как собак бездомных, — жаловалась старуха. — Священник не отпевал, на могилку ни цветочка, ни веночка никто не положил. Даже креста нет. Мы родственнице дом завещали, а она хоть бы одну свечку за нас в церкви поставила…» Её муж в моём сне молчал, только горестно кивал в такт словам жены.

Утром, я первым делом отправилась в мастерскую. Сняла с мольберта начатый натюрморт и по памяти написала портрет стариков. Вставила холст в рамку, поставила на комод, зажгла перед ним две свечи, помолилась

С тех пор свет в доме по ночам не отключался. Совпадение? Возможно… А может, это связано с тем, что обиженные души двух одиноких стариков, наконец, обрели покой.

Оставьте свой комментарий:






ОН И ОНА