Первый секс — рассказ, основанный на собственном опыте

Эротические приключения в деревне — первые сексуальные переживания

Бабушка с дедом не вернулись ни на третий день, ни на четвёртый. Меня это не особо волновало – все мои мысли были с Леной. Методом проб и ошибок я выяснил предел, до которого она разрешала заходить. Каждый раз я пытался добиться большего, и всякий раз меня ставили на место. Что же делать? Как развивать успех? Спросить было не у кого, а моего опыта явно не хватало.

Я уже начал волноваться, когда вечером пятого дня, возвращаясь с речки, увидел группу людей, идущих от автобусной остановки. Впереди шёл дедушка с рюкзаком и двумя большими сумками, за ним ступала бабушка, ведя за руки двух девушек лет 18-ти.

Оказалось, у тёти Зины были две дочери, которых после смерти матери отдали ближайшей родственнице, коей оказалась баба Аня. Их отец – муж тёти Зины – умер год назад, по пьяни заснув в сугробе, поэтому ближе бабушки родственников у них не было. Старшую девочку звали Настя, этой осенью она должна была пойти в университет. Младшая звалась Катей, она была на два года младше сестры и ей только исполнилось 18 лет.

Девочек разместили на печке. Для этого мне с дедом пришлось перетаскать в сени весь хлам, скопившийся там за долгие годы. Зато у девушек теперь была своя мини-комната, под самым потолком, огороженная со всех сторон занавесками. Стоять во весь рост там было сложно, но это им было не нужно – бабушка застелила всю печь старыми матрасами, одеялами и прочими тряпками, превратив её в огромную кровать.

Первый секс - рассказ, основанный на собственном опыте

Несколько дней девушки почти не слезали с печи, спускаясь только на обед и в туалет. Потом освоились, постепенно стали сидеть перед телевизором в гостиной. Из дома не выходили, даже когда дед звал их на речку. Я почти не обращал на них внимания, проводя с Леной почти всё свободное время. Жаль, в гараже мы бывали нечасто, в основном гуляли по деревне, выходя на берег только к вечеру. На людях она не позволяла даже брать себя за руку, не говоря уже о более интимных действиях, но наедине я отрывался, как мог.

Я бы и дальше не обращал на детей внимания, если бы не случай. В один пасмурный день я сидел на диване в гостиной с очередным журналом, когда в комнату вбежала Настя.

— Баба Аня, там Катя в дрова провалилась! – прокричала она. – Вытащи её, пожалуйста!

— Что такое ты говоришь? Какие дрова? – бабушка нехотя отвернулась от телевизора. – Мне некогда, иди Митьку проси.

Девушка подбежала ко мне и потянула меня за руку:

— Дим, вытащи Катю, пожалуйста!

Я отложил журнал и пошёл за Настей. Как оказалось, Катя полезла на поленницу, но что-то не рассчитала и упала в щель между дровами и стеной. Я походил вокруг дровяника, осмотрел его со всех сторон, но пролезть вслед за девочкой не смог.

— Катя, как ты там, вылезти можешь? – крикнул я.

— У меня нога боли-и-и-и-т! – послышался из-за поленьев голос девушки. – Я тут застря-я-я-ла!

Да уж, ситуация. Сама она оттуда не вылезет, я туда тоже не попаду. Хотя постойте… Почему я думаю о поленнице как о чём-то цельном и неделимом? Её же можно разобрать! Я принялся раскидывать поленья, убирая преграду. За первым слоем дров был ещё один, а за ним – плачущая девушка. Разобрав достаточно, чтобы освободить Катину ногу, я взял девушку за руки и медленно вытащил наружу. За этими манипуляциями я не заметил, как во дворе появился ещё один человек.

— Что это вы тут устроили? – закричала бабушка. – Зачем поленницу разобрали, черти?

— Баба Аня, туда Катя упала – протянула Настя.

— И шо? Я старалась, собирала, а вы – ломать?

— Зато мы Катю спасли! – выпалила девушка. – И без вашей помощи!

— Ах ты засранка! – разбушевалась бабушка – Сейчас я тебе дам!

Бабушка ринулась к девушке и со всей силы шлёпнула её по попе. Та заревела и попыталась отбежать, но бабка крепко вцепилась в её плечо. Через несколько шлепков я увидел, как по ноге девушки потекла жёлтая струйка. Бабушка остановилась, задрала юбку и проворчала:

— Ещё и описалась. Скидывай труселя!

Не дожидаясь ответа, бабушка сдёрнула с Кати трусы и буркнула:

— Ходи пока так, потом постираю. Девки, ничего не знаю, но чтобы поленница была собрана! Пока не закончите, спать не ляжете!

Она развернулась и ушла, ворча себе под нос. Настя уже не ревела, только изредка всхлипывала. Катя взяла меня за руку и попросила:

— Дима, а ты ведь поможешь нам всё собрать? Ну пожалуйста!

Я с тоской подумал о встрече с Леной этим вечером, но глядя в эти голубые глаза, невозможно было отказать. Я вздохнул и кивнул головой. Девочки честно пытались мне помочь, но пользы от них было немного. Всё-таки ломать – не строить, и то, что я развалил за пару минут, обратно так же быстро почему-то не складывалось.

— Решили заготовит дрова на зиму? – услышал я Ленин голос.

— Нет, это Дима помогает нам поленницу собирать! – выпалила Настя.

— А, ну ладно. Значит, на речку сегодня не идём? – протянула девушка.

Я хотел ответить, но девочка меня опередила:

— Бабушка сказала, пока не закончим – никуда не пойдём.

— Тогда до завтра! – Лена махнула рукой и ушла. Я с тоской посмотрел ей вслед. Правильно папа говорил – «не делай добрых дел, себе дороже будет». Если бы не девочки, я бы сейчас шёл в гараж с Леной и, возможно, она позволила бы мне потрогать грудь. По крайней мере, в прошлый раз это у меня почти получилось.

— Дима, ты будешь складывать или нет? – возглас Насти вернула меня к реальности. Я вздохнул и принялся за работу.

Наконец работа была закончена. Настя потянула ко мне руку, и я присел на корточки.

— Большое тебе спасибо! – она обняла меня за шею и чмокнула в щёчку. – Ты настоящий друг!

— Да, спасибо тебе! – присоединилась к ней Катя.

— Ладно, что уж там – промямлил я в ответ.

— Хочешь, я тебе кое-что покажу? – прошептала Настя на ухо. – Только ты никому не рассказывай!

В принципе, делать мне было нечего. Лена ушла, поход в гараж накрылся медным тазом, так почему бы не посмотреть, что она там хочет?

— Давай – кивнул я и поднялся. Девочка взяла меня за руку, и мы пошли в дом. Оказавшись на печке, Настя показала мне огромную раковину:

— Смотри, это мне мама с моря привезла – она приложила ракушку к уху. – Слышишь, как оно шумит?

Девушка залезла мне на колени и приложила раковину к моей голове:

— Послушай!

Настино колено больно упиралось мне в пах, но я не решился её поправить. Ради приличия мне пришлось просидеть несколько минут, вслушиваясь в звуки из раковины. Наконец, когда дискомфорт стал невыносимым, я снял девушку с себя и посадил на печь.

— Блин, платье мокрое – поморщилась она. – Катька, дай мне синюю футболку!

Пока сестра возилась в углу, Настя скинула платье. Её кожа была совсем бледной, незагоревшей, как у типичной домоседки. Поперёк спины шли тонкие красные полосы, похожие на заживающие царапины.

— Ну что ты там возишься! – не вытерпела девушка и поползла на четвереньках в угол. Я бросил взгляд на выпяченную попку со следами недавнего наказания. Судя по всему, оно было далеко не первым – я заметил несколько старых синяков, словно по ней били ремнём. Интересно, кто её так? Неужели бабка? Или это родители так веселились, царство им небесное?

Девушка переоделась, вытащила откуда-то колоду карт и принялись играть с сестрой. Я ещё немного посидел с ними и вернулся к себе, продолжать прерванное чтение о том, как космические корабли будут бороздить Большой Театр.

Глава 2

Ситуация с Леной не давала мне покоя. Надо было что-то менять, но я не знал, с чего начать. Поначалу всё было хорошо, но сейчас мне хотелось большего. Ей нравилось гладить мой член, но она не давала потрогать себя. Я уже не говорю о том, чтобы снять купальник или заняться сексом. Когда я извергался слишком рано, она обижалась и долгое время не давала к себе прикоснуться, так что я вынужден был терпеть, пока она получит удовольствие, и только после этого позволял себе кончить.

Наверное, ей мешала обстановка в гараже. Лечь там было негде, расслабиться тоже не получалось. Поэтому в следующую нашу встречу я повёл её во двор. Быстро пробравшись мимо стайки кур, мы залезли на сеновал.

— Я представляла его не таким – протянула Лена, оглядывая просторное помещение. – Думала, он заполнен сеном сверху до низу.

— Будет заполнен, но позже – ответил я. – Свежее сено ещё не собирали, здесь только остатки с прошлого года. Садись сюда!

Я опустился на копну рядом со стеной. Девушка села рядом, но тут же вскочила:

— Ой, оно колется!

— Конечно колется, это же сено – я посадил девушку на колени и обнял за талию. – Надо иметь плотные джинсы, как у меня, а не короткую юбку, как у тебя.

Я погладил Ленины ножки, забираясь под одежду. Она положила ногу на ногу и сказала:

— Ты в курсе, сколько я за эту юбку отдала? Всяко больше, чем ты за свои джинсы.

— Не спорю — согласился я. – Блузка тоже дорогая? Тебе идёт.

Я расстегнул верхнюю пуговицу, потом следующую. Лена никак не реагировала. Тогда я осмелел, расстегнул блузку целиком и обнял её уже под одеждой. Она попыталась что-то сказать, но я быстро поцеловал её. Как бы случайно я провёл рукой по груди, но не встретил сопротивления. Значит, я был прав! Ей не нравился гараж, а на сеновал она согласна.

Избавив девушку от верхней одежды, я попытался положить её на сено, но она подпрыгнула и зашипела:

— Мне же больно! Ты попробуй на эти колючки лечь!

— Сейчас всё будет – я натянул футболку и сбежал по лестнице во двор. Отогнав петуха, я взял из кучи несколько старых фуфаек и вернулся в Лене.

— Вот смотри – с этими словами я расстелил тряпки на сене. – Теперь ничего колоть не будет!

Мы пересели на фуфайки. Лена немедленно расстегнула мои джинсы и завладела членом. Я в свою очередь погладил её по плечам и, осмелев, положил руки на симпатичные выпуклости, манившие меня с самой первой встречи, каждую секунду ожидая её реакции. Ничего. Наконец-то! Мне можно браться за грудь! Ещё один барьер пал перед моим натиском!

Лена одной рукой сжала член у основания, другую засунула себе в трусы. Зная, что сейчас будет, я перевёл взгляд на потолок и убрал руки с тела девушки. Яйца пылали, но я мужественно терпел. Лена яростно натирала свою письку, тяжело дыша, наконец тихо простонала и легла на меня. Я обнял её прекрасное тело, подождал, пока она успокоит дыхание и плавно опустил девушку на пол.

Теперь можно подумать и о себе. Лена лежала, закрыв глаза, тихонько шевелив пальцами у себя в трусах, а я тем временем вовсю покорял новую вершину – точнее, даже две, симпатичные, смотрящие в потолок вершины. Жаль, что они были закрыты лифчиком, но это уже был прогресс! Хотелось взяться за них обеими руками, но тогда мне нечем будет себе помочь. Я уже готов был спустить, когда услышал за спиной чей-то голос:

— Что это вы тут делаете, а?

На лестнице показалась Катина голова. Она собралась подняться к нам, но я шикнул на девушку:

— Иди отсюда! Не видишь, мы заняты!

— Чем заняты? – не унималась девушка.

— Ничем! Иди уже, не мешай нам!

Видя, что девушка не собирается уходить, я быстро застегнул джинсы и подошёл к ней.

— Катя, мы здесь с Леной играем в одну игру, и в ней очень строгие правила. Пожалуйста, сходи погулять в огород!

Девушка посмотрела на полуобнажённую девушку, перевела взгляд на меня и спросила:

— А мне можно будет в неё сыграть?

— Можно, можно, но когда-нибудь потом – пробормотал я.

— Ладно, тогда я пошла – девушка спрыгнула с лестницы и направилась к выходу.

Я вернулся к Лене. Она уже надела юбку и начала застёгивать блузку.

— Подожди, мы кажется не закончили – я потянулся к груди, но она остановила мою руку.

— Почему? Я же кончила.

Я попытался возразить, но тут услышал пронзительный крик:

— Помоги-и-и-те! На помощь! Спаси-и-ите!

Схватив футболку, я рванулся вниз. В углу двора стояла Катя, напротив неё бил крыльями петух. Девушка махала руками, стараясь отогнать бешенную птицу, но петух не унимался. Катя присела, закрывая голову руками, и петух налетел на беззащитную девушку.

— А-а-а! – закричала Катя.

— А ну пошёл вон! – я пнул петуха. – Кому сказал! Убирайся прочь!

Птица переключилась на меня, но, в отличие от девушки, со мной не так просто было справиться. Пинками я загнал его в хлев, откуда он не рискнул выходить.

— Что за шум? – в двери появилась бабушка.

— Петух решил, что он здесь хозяин – проворчал я. – Может, запирать его в клетке?

— Ещё чего удумал – буркнула бабушка. – А ты почто тут расселась?

Старушка повернулась к Кате. Та сидела на попе, раздвинув ноги. На трусиках темнело мокрое пятно.

— Вот зассанка – бабушка отвесила Кате затрещину, из-за чего она разревелась ещё больше. – Никакого белья на тебя не напасёшься!

Бабушка схватила Катю за руку и увела в дом. Лена спустилась с сеновала и, когда все ушли, сказала:

— Интересная у вас семейка. Ну я, пожалуй, пойду домой. Пока!

Возражать было бесполезно. Настроение пропало, и я позволил девушке уйти. Вернувшись в дом, я застал бабушку, ковыряющуюся в большой сумке. Рядом стояла голая Катя, теребя в руках вафельное полотенце. На её спине синел большой кровоподтёк. Кожа девочки была так же исполосована, как у сестры, но царапины выглядели более свежими.

— Вытерлась? Забирай – бабушка бросила Кате платье. – Одёжки на тебя не напасёшься, то порвёшь, то промочишь. Ещё раз описаешься – голой ходить заставлю!

Девушка торопливо оделась и залезла на печь. Бабушка повернулась ко мне и сказала:

— Митька, подбери себе рабочую одежду. Завтра с утра мы уезжаем на покос.

Оставьте свой комментарий: