Детская психосоматика

Семейная терапия – это не страшно. Детская психосоматика

Примерно год назад я уже посвящал несколько статей детской психосоматике, однако не сделал должного упора на главное причине развития психосоматических расстройств у детей – на родителях. Сегодня будем исправлять это досадное недоразумение.

В этой статье мы посмотрим, какое влияние оказывает семья на развитие психосоматических расстройств и как работа с родителями способна улучшить состояние ребёнка. Мы пробежимся по моему опыту и увидим, какие трансформации претерпевают отношения родителей и детей перед избавлением от психосоматических симптомов.

Содержание статьи:

  1. Что такое психосоматика
  2. О детях
  3. Как семья влияет на развитие псиосоматических симптомов у детей
  4. Когда нужно лечить детей – лечите родителей
  5. Родитель, оздоравливающий ребёнка
  6. Послесловие
  7. Заключение

Детская психосоматика

Что такое психосоматика

Стоит начать с определения проблемы: какие понятия вращаются вокруг тематики психосоматических болезней. Существует два важных термина:

  1. психосоматическая личность;
  2. соматизирующий ребёнок. То есть ребёнок, иногда болеющий по не физиологическим причинам.

Психосоматическая личность – это человек (ребёнок) с особой организацией психических процессов и нервной системы, которая специфически реагирует на стресс и дискомфорт, а именно – в основном на уровне тела, с помощью реакции «болезни».

Психосоматические дети, как правило, вырастают в людей, которым очень трудно разобраться с природой и причиной различных чувств. Более того, эти повзрослевшие дети с трудом могут описать собственные чувства и ощущения, а также не без проблем могут выразить эмоции в словах. Издали это может напоминать алекситимию. В общем – эмоциональные навыки такого человека снижены, а способности к проявлению эмпатии практически нулевые, но не из-за эгоизма. И когда «бегство в болезнь» становится чем-то нормальным для такого человека – это и есть психосоматическая личность.

Работать с такой проблемой во взрослом возрасте очень трудно и долго. Как минимум год уходит на то, чтобы научить человека действовать во благо себе, а не по тем болезненным схемам, которые использовались им с младенчества. Фактически психолог учит человека жить для себя и не боятся стрессовых ситуаций.

А вот если мы говорим об иногда болеющем ребёнке, то нам достаточно посмотреть на симптоматику болезни и попытаться заглянуть в ближайший круг родственников. При этом всё в семье может быть очень даже прекрасно – отношения между взрослыми, эмоциональное принятие и взаимоуважение, общение с ребёнком, уважение к самим себе, да и в общем-то богатая эмоциональная жизнь.

И если картина вокруг ребёнка такая волшебная, встаёт вопрос – а откуда взялся тот или иной симптом? Ответ прост – надо искать ситуацию вне семейной системы. Она может быть (и скорее всего) связана с семьёй, но технически не является её частью. То есть мы просто задаём себе вопрос: «а когда ребёнок начинает болеть?». А также задаваться вопросами о том, как меняется отношения из-за болезни к нему, как изменяется взаимодействие, чему мешает болезнь (с точки зрения ребёнка) и чему она помогает.

А в общем – все дети, да и взрослые так или иначе болеют. Человеческий организм – не какой-то идеальный механизм, мы не можем постоянно контролировать и рефлексировать свои эмоциональные состояния, проживая каждое чувство. И уж тем более мы неспособны погрузиться в собственное бессознательное, найти неочевидные мотивы наших поступков и как-то повлиять на них.

Такого не бывает. И когда нашей психике становится трудно, нагрузка превышает какую-то критическую точку, часть нагрузки берёт на себя тело и самое главное – мы можем пользоваться такой «помощью». В большинстве своём нехроническая психосоматика нормальна, и проходит по мере восстановления психического равновесия.

В других случаях мы можем обратиться к врачу, психоаналитику или кому-то ещё, чтобы привести себя в норму.

О детях

Стоит признать, что если речь идёт о каком-то хроническом симптоме ребёнка для которого нет физиологической основы, то скорее всего это нечто, произрастающее из потребностей семьи в целом. Бессознательной потребности.

Когда я говорю об этом родителям, первая их реакция – развивающееся чувство вины. И действительно, весьма трудно и страшно признать тот факт, что изменить что-то здесь и теперь попросту невозможно. Даже детская агрессия, которая может проявляться в таких беседах понятна.

Но! Мы – взрослые люди. И поэтому у нас гораздо больше ресурса для совладания с психическими проблемами, нежели у детей. Нам не обязательно болеть, сбегать или высмеивать проблему – мы можем отрефлексировать свои состояния, если это нам понадобится. Психологические защиты в данном контексте нам попросту не нужны.

Несмотря на то, что на слуху понятие психосоматики не так давно, сам по себе термин достаточно старый – он появился ещё в 1800-х годах. Суть его практически не поменялась за два века. Как говорил Александр Лурия – известный отечественный нейропсихолог – когда плачет мозг, слёзы бьют по сердцу, печени и желудку. Фрейд же отмечал, что если вы попытаетесь выгнать проблему в дверь, то она в виде симптома залезет к вам в окно.

В 1950 году известный американский психоаналитик и один из отцов современной психосоматики Франц Александер (рекомендуем его книги) составил первый список психосоматических болезней.

  • — язвенный колит;
  • — гипертония эссенциальная;
  • — гипертиреоз (тиреотоксикоз);
  • — язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки;
  • — нейродермит;
  • — ревматоидный артрит;
  • бронхиальная астма.

Этот момент стал отправной точкой в развитии взаимосвязей психики и тела.

Как семья влияет на развитие псиосоматических симптомов у детей

Сегодня для большинства соматотерапевтов, да и просто психологов, работающих с детьми, становится очевидно, что большая часть проблем с психосоматическими симптомами у детей связаны с воспитанием и его стилем в родительской семье.

Я назову некоторые причины, которые я встречал в своей практике:

  1. выражение эмоций в семье табуируется, есть «плохие» эмоции – «об этом не говорят», «не жалуйся» и тому подобное;
  2. любые негативные эмоции отрицаются и не поддерживаются – «наши дети не ревнуют», «дома у нас агрессии не бывает»;
  3. воспитательный стиль сильно связан с подавлением эмоций – «не плачь», «разве это важно?», «успокойся!»;
  4. слабые способности родителей по обнаружению болезни и её предотвращению – «не реви, а то сейчас к себе в комнату пойдёшь», «да он просто капризничает сегодня»;
  5. низкие коммуникативные и конфликтные навыки родителей, неспособность решать проблемы в вербальном плане – «я не хочу об этом говорить», «не разговаривай со мной так»;
  6. гиперпротекция, гипоопека, эмоциональная холодность родителей – «не бегай, упадешь», «чего ты опять орешь, ничего же не случилось»;
  7. большое количество религиозных запретов, моральных ограничений и простых «нельзя» — «это плохо», «злиться нельзя», «не будь жадным»;

К сожалению, нам бывает сложно вспомнить и осознать, что все мы рождаемся жадными, эгоистичными, завистливыми и в принципе «плохими» младенцами. Со временем социум и развитие корректируют эти особенности, но не стоит забывать об этом. И мы не должны забывать о том, что все младенцы испытывают целую гамму негативных чувств: от ярости и ненависти, до тревоги и ужаса. Однако факт остаётся фактом – многим эмоциям нужно давать выход и не забывать о том, что сравнивать поведения ребёнка с поведением взрослого в принципе некорректно.

Очень часто слышу от родителей что-то в духе: «нет, что вы, только не у нашего ребёнка! У него таких гадостей нет (прим. – злости, агрессии, жадности и тому подобное). Мы же хорошие родители!» А подтекстом слышится: «не говорите нам об этом это очень сложно, и мы не вынесем этого».

И тогда «это» начинает «выносить» ребёнок. Он взваливает на себя груз, который должны нести взрослые, но начинает выражать проблемы семьи на уровне тяжёлых или хронических болезней, соматизируя всё семейное напряжение. А почему это происходит на уровне тела, а не психики – смотри 7 пунктов выше.

В довесок ребёнок может видеть перед собой пример такого переживания чувств – например, мама у которой вечно болит голова или отец, вечно уставший и ни на что неспособный. Во-вторых, родители ждут от ребёнка психосоматизированной болезни просто потому, что не могут ждать другого по тем же причинам, что я расписал.

И, наконец, у ребёнка просто нет ресурсов, чтобы переработать взрослые проблемы на уровне чувств и эмоций и поэтому гораздо проще «убежать в болезнь».

В принципе, родителям может быть трудно справляться с эмоциями ребёнка – с любыми эмоциями. Независимо от валентности эмоций – будь то позитивные переживания или что-то тяжёлое и негативное. У родителей может не быть ресурсов по разным причинам: от личных стрессов вплоть до инфантильности самих взрослых. Ну а если человеку не хватает ресурсов на то, чтобы справится со своими чувствами, то, как он справится с эмоциями ребёнка?

Когда нужно лечить детей – лечите родителей

Как правило, после первых встреч с ребёнком в моём кабинете оказываются родители. Редко можно найти проблему в самом ребёнке. Чаще всего родитель вгоняет ребёнка в психосоматическую симптоматику неосознанно, именно из-за тех чувств, которые он не может признать в себе по отношению к ребёнку.

Какой родитель скажет, что не любит своего ребёнка? А ведь такое бывает часто. Скрытое отвержение, страхи, отвращение и другие нелицеприятные эмоции. Родители просто не могут иначе. Даже в ходе совместной работы, когда все проблемные чувства вытаскиваются наружу и родитель начинает видеть причину многих проблем, он всё ещё не может остановиться и сменить своё отношение по направлению к чаду.

Помочь ребёнку – это помочь себе. На стадии активной работы у родителей часто всплывает чувство вины, тревоги и неуверенности. И это прекрасно – ведь взрослый начинает осознавать свои чувства, а значит может контролировать своё взаимодействие на уровне эмоций с ребёнком и не взваливать не него ношу «недомолвок». А значит, родитель понимает, что он способен переносить свои чувства самостоятельно и в открытую.

Именно на этом этапе происходит первый прорыв – начинаются подвижки в изменении состояния ребёнка. Как минимум, симптомы начинают трансформироваться, в лучшем случае – ослабевают.

Конечно, иногда случается, что уже после первых встреч, когда родитель начинает доверять психологу и в какой-то момент «вываливает» с кушетки на терапевта всё, что накопилось, взрослый чувствует облегчение и готов более открыто взглянуть на свою проблему. Появляется поле для манёвра и поиска решений. И это облегчает жизнь и ребёнку, и родителям.

После такого «прорывного» сеанса взрослый уходит домой с чувством облегчения, а на сеансах в дальнейшем мы часто сталкиваемся с метафорой «опорожнения», которая вызывает такой необходимый смех у взрослых. Когда на месте болезненного запроса появляется смех, можно сказать, что мы пришли к пониманию того, что проблема решается и нам просто необходимо вложиться в поиск путей.

Родитель, оздоравливающий ребёнка

Постепенно такое «опорожнение» приводит к тому, что родитель учится проживать и ощущать свои эмоции, быть более чутким к ним и к состояниям своего ребёнка. Теперь раздражение и недовольство к тому, что ранее казалось нормальным – очевидно и не прячется под маской каких-то правил. Во взрослом происходит перерождение внутреннего ребёнка, укрепляются отношения в %B

Оставьте свой комментарий: