Не выдуманные истории: общение родителей и педагогов

Семейные истории — взаимоотношения в семье

Я педагог театральной студии в одном из муниципальных учреждений дополнительного образования. За двадцатилетний стаж выпустила много талантливых детей. Работать с ними одно удовольствие, а вот общение с родителями порой сильно напрягает.

Конечно, в большинстве своём родители моих ребят нормальные люди и готовы к сотрудничеству, но иногда встречаются такие экземпляры, что можно только пожалеть их бедных детей. Я даже сделала для себя классификацию, разделив родителей по группам.

Первый вид неадекватных мам называется «пофигисты». Обычно они отдают детей в какой-либо кружок, чтобы ребёнок не путался под ногами либо потому, что это модно. Спихнув сына или дочь в студию, они решают, что на этом их миссия выполнена. Не общаются с педагогом, не интересуются, как у ребёнка идут дела, не ходят на выступления.

Например, занимался у меня в своё время мальчик Андрей — очень одарённый и увлечённый ребёнок. Он практически не пропускал занятия, причём с малых лет ходил во дворец сам, благо живёт недалеко. За пять лет у Андрея сложился богатый репертуар, я брала его во все постановки и зачастую давала главные роли. Мальчик жил сценой и театром. А вот маму его за эти годы я видела всего пару раз. Иногда на выступления приходила бабушка, тоже не проявляя особого интереса к тому, чем занимается внук.

И вот когда у Андрея набралось достаточно дипломов и наград, я решила подавать документы на присуждение ему стипендии главы администрации города. Такую стипендию выделяют одарённым детям каждый год.

У Андрея были все шансы получить стипендию, о чём я и уведомила его маму, полагая, что она обрадуется. Я подробно рассказала, что от неё требуется — взять характеристику из школы, напечатать фотографии с выступлений и конкурсов, приложить все дипломы и заполнить специальные таблицы, естественно, всё это с моей помощью. Но вместо гордости и радости за сына увидела в её глазах недовольство.

— Ой, это же так долго всё делать, когда я буду возиться? — с грустью выдала Ирина Сергеевна.

— Да, придётся постараться, — согласилась я, — но оно того стоит. Не каждый ребёнок получает стипендию мэра. Родительница ещё раз удручённо вздохнула, но пообещала всё принести.

А потом начала атаковать меня звонками.

Не выдуманные истории: общение родителей и педагогов

— Наталья Игоревна, вы представляете: я попросила классную Андрюши сделать характеристику, а она предложила мне самой написать текст, потому что ей некогда, — с возмущением жаловалась мама.

— Ну, это обычное дело, — сказала я. — Напишите сами, вы же лучше знаете своего сына, расхвалите его побольше, а учительница, если что, подправит.

— Вы смеётесь? Я не умею писать!

Что тут сказать?! Можно ведь подсуетиться, поискать в интернете образцы характеристик, попросить знакомую — это же твой ребёнок, в конце концов. В итоге я дала Ирине Сергеевне характеристики моих прошлых стипендиатов, чтобы она написала по аналогии. Но она даже тут не стала заморачиваться, просто списала слово в слово с характеристики одной девочки.

Потом позвонила снова.

— Наталья Игоревна, а где я возьму фотографии? У вас есть?

Я опешила.

— У меня есть, конечно, фотоотчёт со всех мероприятий, но там миллион фотографий, это надо сидеть, выбирать. А почему у вас нет фото Андрея? Я всё выкладываю в нашу группу во «ВКонтакте», и родители скачивают оттуда фото своих детей.

— Ой, я даже не захожу в вашу группу.

М-да… Я сбросила весь фотоархив на флешку и отдала Ирине Сергеевне. Пусть выбирает. Но в результате я всю работу взяла на себя, попросила её только распечатать фото и копии дипломов. Когда она всё принесла, я озадачилась.

— Ирина Сергеевна, здесь мало фотографий. Нужно допечатать ещё. К тому же чёрно-белые фото не пойдут, нужны цветные.

— Но у нас дома чёрно-белый принтер! — вспылила она.

— Значит, сходите куда-нибудь, где печатают цветные. Такие конторы на каждом углу.

Дама закатила глаза и издала такой страдальческий вздох, словно я попросила её вскопать мне огород. Но добила она меня последней фразой:

— Наталья Игоревна, вы меня замучили!

Я, пытаясь сохранять спокойствие, объяснила, что «мучаю» я её лишь для блага её собственного сына.

— Ой, да ладно, узнавала я про эту стипендию, там платят копейки, — махнула она рукой.

— Может быть, но дело не только в деньгах, а в престиже. Удостоверение стипендиата мэра — очень весомый документ, который потом поможет Андрею при поступлении, — привела я последний аргумент.

Радует то, что нервы с горе-мамашей я трепала не напрасно, стипендию мальчик всё-таки получил.

Второй вид неадекватных родителей, полностью противоположный первому, я называю «мегаактивисты». В нормальных дозах активность — это хорошо, но некоторые перегибают палку. Есть у меня девочка, назовем её Аней. Её мама, Светлана, просто прохода дочери не даёт. Девочка довольно самостоятельная, но родительница приходит с ней на каждую репетицию, даёт мне советы по поводу сценариев и постоянно отвлекает глупыми вопросами.

А во время конкурсов её забота возрастает в сто раз. Накануне она десять раз позвонит, чтобы узнать имена членов жюри, спросить, какую блузку лучше надеть Анечке, посетует на то, как дочка волнуется. Привозит её за два часа до начала и ходит за мной по пятам, расспрашивая про соперников и про то, какие у Анечки шансы победить. Во время конкурса, пока другие дети ждут своей очереди в коридоре и общаются на отвлечённые темы, Светлана доводит Аню до истерики своими наставлениями и пожеланиями, десять раз поправит ей воротничок, одёрнет юбку и переплетёт косы.

Естественно, на сцену девочка выходит напряжённая. Мама в это время следит за реакцией жюри. Если вдруг кто-то из них посмеет отвлечься во время выступления её дочери, она потом проедает мне весь мозг насчёт того, какое некомпетентное и наглое было в этот раз жюри. А после конкурса мой телефон обычно разрывается до ночи, Светлана через каждые двадцать минут спешит узнать, не известны ли итоги. И не дай бог, если Аня не выйдет в призёры!

Ещё одна категория родителей, которых я просто не понимаю, это скупердяи, причём зачастую к ним относятся вполне обеспеченные люди. Всем известно, что в наше время развитие ребёнка в любом направлении, будь то спорт, музыка или танцы, требует денег. Если вы отдали его в какой-то кружок, то должны быть готовы к тому, что платить придётся не только за обучение, которое в муниципальных учреждениях носит символический характер, но также за костюмы, инструмент, выездные концерты, участие в конкурсах.

Это в советские времена в каждом Доме культуры была костюмерная, и конкурсы проводились бесплатно, сейчас же всё по-другому. И не мы, педагоги, устанавливаем эти правила. Конечно, вы не обязаны водить ребёнка по всем конкурсам, которых сейчас миллион и в которых взносы порой достигают двух тысяч за сольный номер, но если вы заинтересованы в том, чтобы ваше чадо набиралось опыта, нужно чаще выводить его на сцену.

Есть у меня интересная семья, которую хочу привести в пример. Настя занимается в театральной студии третий год, и за это время мне не раз приходилось выслушивать упрёки в свой адрес от её отца. Мама у Насти бизнес-леди, вечно занятой человек, поэтому ребёнком занимается папа.

Андрей Алексеевич привозит и отвозит дочь во дворец, присутствует на всех родительских собраниях и принимает активное участие в обсуждении вопросов, связанных с финансами. В прошлом году мы с Настиной группой ставили спектакль по мотивам русских сказок, где она играла медведицу. Когда я сказала папе, что нужно будет шить костюм, он посмотрел на меня с недоумением:

— Мы сами должны шить? За свои деньги?

— Извините, но дворец на это средства не выделяет, — развела я руками.

— А меня это не касается! — вспылил мужчина. — Я плачу за обучение, вот пусть и обеспечивают детей костюмами!

— Вы платите сто рублей в месяц, — напомнила я. — Андрей Алексеевич, давайте не будем выяснять, кто кому что должен. Многие родители будут покупать костюмы.

— У вас же два шкафа ими завешено! — указал родитель на шкафы в кабинете, в которых хранились различные костюмы.

Их в своё время шили родители других детей, в некоторых выступило уже не одно поколение детишек, одёжку несколько раз латали, ушивали, некоторые вещи настолько сносились, что в них стыдно выходить на, сцену. Есть среди них и костюм медвежонка, но на Настю он не налезет.

В отличие от других педагогов, я и так вхожу в положение родителей и стараюсь собирать костюмы из того, что есть. Например, в сером комбинезоне у нас выступал и волк, и заяц, и кот, менялись только шапки на голову. Много аксессуаров — сумки, шарфики, шляпы — я принесла из дома. Но этого недостаточно. Всё это я сказала Андрею Алексеевичу.

Когда нам приходят предложения на платные конкурсы, Андрею Алексеевичу я про них даже не говорю. Участвовать не будут, только услышу очередную лекцию о том, до чего докатилась наша страна.

А ведь многие дети ходят. Родители ради диплома лауреата, которые на подобных конкурсах раздают с особой щедростью, готовы выложить от пятисот до двух тысяч рублей. И доходы у них часто меньше, чем в семье Насти, родители которой ездят на иномарках и каждый год отдыхают за границей. При этом когда я на итоговом занятии раздаю детям пачки дипломов, заработанных за год, родители Насти удивляются, почему у неё меньше всего наград.

Ну, и последний тип родителей, которых я бы хотела упомянуть, — это те, которые пытаются сделать из своих детей вундеркиндов. Правда, в качестве примера приведу бабушку. В начале этого года довольно ещё молодая и энергичная женщина привела ко мне в студию своего внука — второклассника Максима. Мальчик мне сразу понравился — живой, любознательный, способный. Мы с малышами как раз начали готовить спектакль про Незнайку, и я тут же ввела Максима в работу, дала ему роль Цветика. Поначалу всё шло замечательно, а потом Максим начал пропускать занятия. Бабушка то и дело звонила, чтобы предупредить.

— Наталья Игоревна, у Максима сегодня рисование, — говорила она, — он не сможет прийти… — Максим сегодня опоздает на полчаса, нам на музыку идти. — Отпустите сегодня Максима пораньше, у него в шесть футбол.

Как выяснилось, мальчик занимается сразу в пяти кружках! А по вторникам к ним приходит репетитор английского. Регулярные пропуски Максимом занятий стали создавать неудобства в работе нашего коллектива, и я попросила бабушку планировать время так, чтобы он успевал ходить в студию. Та поохала и пообещала что-нибудь придумать, но по факту всё осталось по-прежнему.

Когда она в очередной раз предупредила, что Максим не придёт, мне пришлось проявить твёрдость:

— Инна Витальевна, у нас сегодня очень важная репетиция, ведь мы на следующей неделе сдаём спектакль!

— Я понимаю, но Максим знает все слова, зачем ему репетировать? — обескуражила меня своим ответом умная на вид женщина.

— Что значит зачем? Он ведь работает в коллективе, и, когда не приходит, его слова на репетиции говорят другие дети, а потом путаются на сцене. Вы понимаете, что он подводит других?

Я вынуждена была пригрозить, что выведу Максима из постановки. Бабушке это очень не понравилось, она пришла и долго плакалась о том, как тяжело ей за всем успевать.

— Инна Витальевна, зачем вы мучаете ребёнка? — постаралась я поговорить с ней по душам. — Выберите одно-два направления, к которым у Максима особые способности, и сосредоточьтесь на них. Ведь лучше быть профессионалом в одном деле, чем любителем во всех. Не надо пытаться объять необъятное. Бабушка взглянула на меня так, словно я сморозила глупость.

— Что вы такое говорите, Наталья Игоревна! Ребёнок должен уметь всё! Мы же не знаем, какую дорогу он выберет в будущем, поэтому он должен быть развит по всем направлениям.

В общем, мы не поняли друг друга.

Через какое-то время Инна Витальевна забрала внука из театральной студии, потому как в музыкальной школе тоже начали возмущаться, что Максим из-за меня пропускает уроки. Родные мальчика сочли, что музыка важнее.

А на днях Инна Витальевна позвонила мне и сказала, что со следующего учебного года они хотели бы возобновить у нас занятия.

— Вы откажетесь от музыки или другого кружка? — удивилась я.

— Нет, что вы, наоборот, мы с осени хотим его ещё на плавание записать!

Возникла пауза.

— Просто мой муж на пенсию выходит, мы будем с ним по очереди Максима возить, — радостно возвестила женщина.

Я даже не стала это комментировать. Впереди лето, надеюсь, родители за это время одумаются и поймут, что, какими бы энергичными ни были дети, у них тоже порой садятся батарейки, а переутомление чревато многими неприятными последствиями.

Вот я и желаю всем адекватных родных!

Оставьте свой комментарий: