Подростки и интернет

Подростки: Интернет и развитие (часть 3)

Итак, эта статья закрывает цикл материалов касательно проблемы развития современного подростка в информационном веке. Прежде мы рассмотрели два важных аспекта развития: общее информационное поле и переизбыток информации как новая парадигма развития и проблемы общения и коммуникативных навыков в связи с использованием сети Интернет. Сегодня мы рассмотрим аспект, который оставался и останется неизменным при любой ситуации развития – личностный фактор при использовании информации и риск зависимостей (назовём их информационными).

Содержание статьи:

  1. Модель Интернет-зависимости
  2. Личность как фактор формирования зависимости
  3. Об исследованиях личности зависимых
  4. Феномен хакерства
  5. В завершении – о мифах Интернета
  6. В сухом остатке

Подростки и интернет

Модель Интернет-зависимости

Кимберли Янг – известнейший профи в рамках проблемы Интернет-зависимостей, утверждает, что говорить о патологическом пристрастии к Интернету можно при наличии следующих показателей:

Этим же автором была разработана модель развития зависимости, названная ACE^ accessibility, control & excitement. Согласно ей, аддиктивное поведение к Интернету развивается у подростка в связи с тремя базовыми факторами:

  • личный контроль и субъективная анонимность получаемой информации;
  • доступность информации, развлекательных зон и порнографических ресурсов;
  • подсознательные процессы, оценивающие Интернет-процессы как доверительные и безопасные.

Ближе всего по структуре к этой модели приходиться модель развития гэмблинга (тяга к азартным играм). Согласно этой модели, мы можем отнести зависимость от Интернета к классу расстройств волевой регуляции, не связанных с химическими веществами.

Личность как фактор формирования зависимости

Для каких групп подростков общение через Интернет становится спасительным маячком? Это подростки с низкой самооценкой, нечёткими представлениями о себе, а также с аутистическими чертами характера (речь не идёт о заболевании). Для таких подростков общение посредством Сети – единственный приемлемый вариант взаимодействия с социальной средой.

Чаще всего Интернет-зависимость – это лишь симптом, который наслаивается поверх уже имеющихся у подростка проблем.

Подростки, которые оказались «на обочине» социальной жизни, пытаются найти своё пристанище в виртуальном мире, который создаёт уникальную иллюзию свободы и контроля за происходящим. De facto для таких подростков Интернет становится заветной мечтой, однако в реальности оказывается, что изоляция их усиливается и замедляется усвоение подростками профессиональной и социальной идентичности. В группе риска – подростки, с большим трудом находящие друзей и общий язык с другими, а самый опасный возраст в этом плане: 18-22 года.
Опасным представляется и тот факт, что Интернет-зависимость, в отличие от других аддикций, не только не осуждается обществом, но иногда и поддерживается им. Злоупотребление Сетью может восприниматься как простая увлечённость, создавая ощущение нормальности происходящего. По факту, широкое общество не признает зависимость от Интернета за болезнь.

Для застенчивых подростков Интернет – это возможность создать виртуальное «Я», сконструировав его по своему усмотрению. В основе такого порождения других личностей лежат два основных фактора:

  • поисковой – как желание принять новую социальную роль и опыт от её использования;
  • мотивационный – как желание удовлетворить свои потребности.

Происходит особая социализация подростка: он искусственно расширяет возможности реальной социализации, пытаясь создать свой образ «Я-идеального» и научиться репрезентировать его. Таким же образом, реализуются и агрессивные, деструктивные и даже патологические мотивы подростка.

Об исследованиях личности зависимых

Все без исключения исследования обнаруживают очевидную интровертированность, негативную социальную и коммуникативную установку, а также наличие состояний «поглощения» текущей деятельностью. Важно, что поведение подростка в Интернет-среде (читай – ситуации неопределённости) обуславливается личностными характеристиками без опоры на контекст ситуации.

Также у подростков обнаруживается серьёзная переоценка значимости «Я-идеального», при этом они уверены, что такой личный идеал попросту недостижим. Такая установка относительно своего «Я-идеального» превращает последнее в движущую силу личностного развития, а в стоп-фактор, который замедляет это развитие, понижает самооценку и удовлетворённость собой у подростков.

Также было показано, что подростки, во всех ситуациях, пытающихся реализовать «Я-идеальное», как правило неспособны активно оценивать имеющиеся альтернативы в ситуациях неопределённости. Для подростков, чей основной мотив не связан с «Я-идеальным», как правило лучше и точнее оценивали альтернативные варианты развития событий. Более того, зависимые подростки, несмотря на сильную тягу к поиску самости и стремлению овладеть новым ролевым опытом, как правило, неспособны в реальной жизни реализовать свои стремления.

Немаловажной характеристикой, которая обуславливает активность в Интернет-среде является социально-ролевая компонента идентичности. При сильно выраженной социально-ролевой компоненте идентичности активность в действии в Сети ниже. Такие подростки (с выраженной социально-ролевой компонентой) обладают статусом предрешённой идентичности – такие «юзеры» чаще описывают себя в терминах гендерных и социальных ролей (о статусах идентичности см. Эриха Эриксона). Такие подростки склонны выстраивать своё поведение по линии предписания роли, а поскольку ни одна роль не даёт требований к поведению в неопределённой среде, активность в ситуации неопределённости у таких подростков в разы ниже.

В рамках изучения идентичности зависимых подростков были выделены её интересные особенности:

  • во-первых, это наличие конфликтующих мотивов – желание избавиться от социальных требований и чрезмерная чувствительность к ограничениям;
  • во-вторых, это потребность в сильной эмоциональной поддержке, при чём Интернет оценивается как основное средство её получения, в то время как реальная среда оценивается как не дающая такой поддержки.

Интересные результаты даёт исследование, где подростки-аддикты относили себя к определённым категориям. Например, зависимые чаще описывали себя как людей, которые «имеют много друзей», «остроумный» и реже, чем группа «нормы» употребляли такие слова как «справедливый», «уверенный», «обаятельный», «развивающийся», «общительный», «добрый» и тому подобные. Зависимые подростки смещают фокус в общении условий его протекания и факторов на субъективные показатели успешности коммуникации, а также результативность.

Безусловно, социальное восприятие сильно урезано в Интернет-общении, отсутствуют реальные вербальные средства коммуникации, но всё же это частично компенсируется наличием визуальных средств связи. В тоже время основная опасность состоит в том, что подросток может фиксироваться на этих неполных средствах коммуникации и пытаться перенести их из Интернета в жизнь, строя попытки социальной перцепции на их основе.

Феномен хакерства

Интересная и слабо изученная модель отношения подростка с Интернет-технологиями и компьютерами. Как правило, хакеров описывают как личностей социально не адаптированных, не зрелых и с искажённым морально-правовым чувством. В тоже время их деятельность завуалирована большим количеством «робингудских» мотивов: например, справедливого распределения информационных благ, принцип свободного доступа к информации и тому подобные ширмы.

В исследовании Бабаевой Ю.Д. и Войскунского А.Е. обнаруживается другая мотивировка хакерства, более психологически обоснованная – поиск нового опыта и творческих решений, цель которых лежит не где-то вне («софт для всех»), а заключена сама в себе.

Важно заметить, что реальные интервью с так называемыми хакерами в большей степени обнаруживают высокий показатель социализированности.

В завершении – о мифах Интернета

Уже сейчас очевидно, что миф о том, что реальное общение может быть полностью заменено виртуальными контактами – всего лишь наивная иллюзия. Чрезмерная информатизованность общества не только не приводит к сужению способов и круга контактов, но наоборот – расширяет их и порождает сотни новых причин для вступления в контакт с другими индивидами.

Нормально развивающиеся подростки находят в Интернете мощное интеллектуальное средство и возможности для установления контакта с новыми людьми.

В случае наличия реальных проблем у подростка, Интернет выступает как катализатор цепной реакции, которая влечёт за собой усугубление проблем подростка и ещё большее ухудшение его социальных навыков. Но всё же стоит понимать, что иногда Интернет (в силу внешних ограничений, вроде инвалидности и наличия дефектов) может стать единственным доступным для подростка средством связью с социальной средой, который не просто удовлетворяет его коммуникативные потребности, но и обогащает их.

В сухом остатке

Кратко подведём итог на все наши три статьи этого цикла. Вот самые важные выводы, которые можно сделать из наших материалов:

Интернет-зависимость стоит считать болезнью.

  • Сегодня эта психологическая аддикция распространяется очень быстро;
  • влияние Сети на коммуникативные навыки, в принципе, не однозначно. С одной стороны, суррогат в виде Интернета не соответствует реальным коммуникативным потребностям подростков, а с другой – расширяет поле контактов и даёт возможность оставаться на связи с миром подросткам с косметическими дефектами;
  • как и любая психологическая патология, Интернет-зависимость корректируется психологическими средствами.

автор статьи: практикующий психолог Борисов Олег Владимирович, Москва

На нашем сайте http://Love-mother.ru Вы можете задавать свои вопросы психологу по интересующим Вас вопросам через комментарии под статьёй. Вам будет выслан ответ на, указанный вами, адрес электронной почты и опубликован в комментариях.
Оставайтесь с нами! Всегда рады Вас приветствовать на нашем сайте!!!


Оставьте свой комментарий: