Депрессия у подростков

Подростковая депрессия. Проблематика и причины

Депрессия – самый модный диагноз, которым часто злоупотребляют рядовые граждане, приписывая себе это состояние при плохом настроении и истощённости. Однако не раз мы затрагивали эту тему и досконально описывали «клиническость» симптоматики этого расстройства. Нами были рассмотрены аспекты лечения депрессии при помощи лекарственных препаратов, виды депрессивных состояний, а также соматизированную депрессию. Были затронуты и близкие темы, вроде суицидального поведения, алкоголизма и наркоманий. Но всё это касалось, в основном, уже сложившейся «взрослости», однако, мы не уделяли особого внимания депрессиям в подростковом возрасте и сегодня мы постараемся исправить этот серьёзный недочёт.

Содержание статьи:

  1. Введение или суть проблемы
  2. Особенности депрессивного поведения: депрессия и гендер
  3. Депрессия и наркотики
  4. Депрессия и самоубийства
  5. О причинах
  6. Социальная изоляция и депрессия, суицидальный риск-фактор
  7. Заключение

metaphor-1209691_960_720

Введение или суть проблемы

Депрессия в подростковом возрасте, к сожалению, не редкое, но крайне неприятное явление. Подросток, находясь в состоянии «подвешенной» идентичности, ища заново самого себя и переосмысливая свои отношения с социумом находиться в постоянном напряжении, что приводит к тому, что депрессивная симптоматика может проявляться не просто ярче, но и носить взрывной характер; в тоже время депрессия у подростков может носить латентный – неявный – характер. Итак, давайте приступим к рассмотрению этого вопроса.

На сегодня подростковая депрессия – это малоизученное явление, чрезвычайно сложное по своей структуре и динамике, а более того – опасное. Депрессия у подростков может иметь несчетное количество причин и малоприятных последствий. И, к сожалению, адекватно диагностировать и распознать депрессивные состояния у подростков не всегда представляется возможным. Даже профессионалы нередко попадают в тупиковую ситуацию, когда объективных критериев для постановки диагноза нет, но общее социально-психологическое благосостояние подростка стремительно ухудшается.

По словам Кэмпбелла Р. подростковая депрессия отлична по своей симптоматике от классической «взрослой» депрессии, хотя нейрогуморальные механизмы, лежащие в ее основе идентичны. Искажения эмоционального состояния, упадок позитивной эмоциональной активности не всегда обнаруживается в прямом поведении подростка, он находит выход через пути Id (бессознательного), проявляясь в ночных кошмарах, появлению мрачного фантазирования и иногда – в виде различных неврозов, вроде зарождающихся навязчивостей.

Депрессивные мысли и переживания могут отражаться в коротких, но эмоциональных разговорах, и эмоционально насыщенных фразах. Подростки – это великие конспираторы, они мастерски маскируют депрессию, иногда настолько хорошо, что в какой-то момент она становится «нормой жизни» для них. Именно этим обусловлено введение нового термина: «депрессия с улыбкой», под которым подразумевается умелая маскировка под ликом благополучия (в окружении людей) крайнего отчаянья, чувство покинутости и одиночества, переживания безысходности.

Важно заметить, что депрессивные подростки крайне восприимчивы к влиянию деликвентных, криминогенных и маргинальных групп, которые зачастую предлагают поддержку, любовь и безоговорочное принятие подростка «as is», чего он не может найти в своей социальной группе или семье. Таким образом, нераспознанная депрессия может стать причиной деликвентности подростка, о которой речь пойдет в отдельном материале. В состоянии хронической или острой депрессии подросток с большей вероятностью придет к применению алкоголя, наркотиков или агрессивного и противоправного поведения, несмотря даже на внешнюю удовлетворительность условий своей жизни (к вопросу о том, почему дети из высоко обеспеченных семей ступают на путь девиации).

Классической тетрадой «взрослой» депрессии являются уныние, чувство безнадежности, беспомощности и отчаянья. К ним добавляются соматические симптомы, вроде нарушения режима сна и питания, состояния нехватки энергии и упадка сил, а также падение самооценки и уровня притязаний. Однако Кэмпбелл, наряду с этой симптоматикой, выделяет особые симптомы-проявления подростковой депрессии:

  • грезы наяву;
  • падение успеваемости;
  • ухудшение внимания.

Рассмотрим каждый из частных симптомов отдельно.

Ухудшение внимания

Легкая депрессия в подростковом возрасте, как правило, обнаруживает себя через снижение функции внимания. Первое проявление – это неспособность подростка длительное время удерживать внимание на каком-либо предмете, теме. Повышается отвлекаемость, мысли подростка скачут от одной к другой, внешне это проявляется в частой смене деятельности, зачастую неоправданной. В какой-то момент подросток начинает грёзить наяву. Понемногу снижение внимание становится все более заметным и дома это проявляется, в первую очередь, в невозможности сконцентрироваться на домашнем задании (при условии, что подросток в принципе всегда старается сделать заданное в учебном заведении).

Способность к концентрации и удержанию ослабляется, реализовать эти две функции внимания становится труднее и в какой-то момент подросток явственно ощущает, что чем сильнее он пытается это сделать, тем хуже это выходит. Такое осознание приводит к ухудшению общей депрессивной симптоматики, появляется нервозность и раздражительность, у особо успевающих подростков резко падает самооценка, появляются мысли о своей «тупости», «интеллектуальной неполноценности», распадается желание прилагать усилия к преодолению трудностей (это и понятно – психические ресурсы подростка практически истощены). Думается, теперь читатель представляет, насколько это пагубно может повлиять на самооценку подростка.

Грёзы наяву

Снижение продуктивности внимания приводит к изменению типичного для подростка поведения в классной среде. Бесценные наблюдения, которые дают педагоги и специально обученные специалисты, свидетельствуют о том, что поначалу подросток будет отвлекаться лишь на последних минутах урока, удерживая внимание на предмете изучения на удовлетворительном уровне практически весь урок. При прогрессирующей депрессии этот промежуток «выпадения» будет увеличиваться, подросток все чаще и длительнее начнет соскальзывать с учебы на мечты. Обратим внимание, что здесь именно учителя могут заметить такое необычное поведение подростка и мотивировать ребенка и его родителей обратиться к специалисту. Нередко и самим педагогам приходиться выступать в роли первичного консультанта.

В тоже время (вероятно, по неосведомленности и незнанию) соскальзывание внимания и грёзы на уроках трактуются как безразличие подростка к предмету и учителю, знак неуважения в адрес педагога.

Однако один или пара выдернутых из контекста признаков (вроде соскальзывания и грёз) не даёт оснований для постановки диагноза депрессии. Для точности необходимо проследить динамику всего симптомокомплекса.

Падение академической успеваемости

Снижение «КПД» внимания и появление приступов мечтательности весьма закономерно ведут за собой падение успеваемости. Однако такое снижение носит плавный и порой неявно нарастающий характер и поэтому редко родители связывают эти проявления с развивающейся депрессией.

Особенности депрессивного поведения: депрессия и гендер

Симптоматика депрессии очевидно связана с гендером подростка. Девушки, например, склонны к случайным и беспорядочным сексуальным контактам, где сексуальная близость становится нерелевантным эквивалентом психоэмоциональной близости. Как правило это лишь усугубляет состояние девушек. Юноши же чаще пытаются найти способы совладания с депрессией в рисковом поведении (подробнее смотрите в книгах Г.Крайга).

Депрессия и наркотики

В депрессивных состояниях подростки зачастую прибегают к использованию психоактивных веществ. Через них подростки переживают временное облегчение, однако большая часть «ходовых» наркотиков вызывает стойкое психосоматическое привыкание. Причиной такого поведения, а также подростковых суицидов Кэмпбелл Р. считает пассивно-агрессивное поведение, неумение рационально справляться с нарастающим гневом и неумение адекватно использовать его для социально приемлемых целей.

Подростковая беременность, по мнению зарубежных авторов, также является формой бессознательной мести родителям, когда гнев и отрицательные не могут быть напрямую выражены родителям.

Любые поступки, связанные с опасностью и «щекочущие нервы» помогают подросткам временно снять напряжение, вызванное гневом, либо же заглушить боль, вызванную депрессией.

Депрессия и самоубийства

Отдельно о подростковых суицидах была опубликована статья. Здесь мы рассмотрим подростковые самоубийства в связке с депрессией.

В среднем девушки чаще пытаются свести счеты с жизнью, однако большинство из них не приводит к летальной концовке, которая чаще встречается в суицидах юношей. Девушки чаще используют суицид как средство для изменения ситуации (либо как манипулятивную стратегию), юноши же чаще совершают самоубийство с целью прервать жизнь. Для девушек характерны «мягкие» способы реализации задуманного, вроде передозировки таблетками, юноши прибегают к «жестким» способам самоубийств.

О причинах

Причинами депрессии, как правило, служат различные факторы внутриличностного и социального толку. Однако есть отдельная причина-фактор, при нейтрализации которой вероятность суицида и неблагополучного развития депрессии сводится к минимуму: крайне важно не дать подростку почувствовать себя одиноким и ненужным. В 90% случаев именно этот фактор становится последней каплей, после которой чаша депрессии опрокидывается самыми неблагоприятными последствиями.

Основной причиной суицидов в подростковом возрасте Эрих Эриксон называет чувство непринятия обществом своего «Я», чувство постоянного одиночество и подавленности психической активности. В какой-то момент подросток начинает переживать себя как никому ненужного чужака. Проблема подростковых самоубийств является серьезнейшей среди социальных проблем общества, ведь суицид является второй причиной смертности среди подростков – опережает лишь количество смертей по несчастному случаю.

Развивающаяся депрессия влияет и на еще пока «мягкое» мышление подростков. Искажается восприятие реальности, в особенности изменяется оценка отношений других к «Я» подростка. Эти отношения окрашиваются в негативные тона. Реальность начинает давить на подростков, они теряют чувство перспективы, все кажется бессмысленным и мрачным, дети пытаются прервать это состояние самыми неблагоприятными способами.

Мысль об аутоагрессии (в виде самоубийства) является обратной стороной процесса самоидентификации, который запускается именно в подростковый период. В возрасте до 12 лет дети крайне редко думают о самоубийстве, а тем более не пытаются свести счеты с жизнью. Если это происходит, то это скорее следствие патологии в развитии. С возрастом суицидальность нарастает, хотя и подростковый возраст не является самым массовым в этом плане, однако люди, имеющие попытки самоубийств в этот период с большей вероятностью наложат на себя руки в «кризисные» возраста. De facto, число подростковых самоубийств растет и обществу крайне важно понять, почему это происходит.

Задумайтесь: число летальных попыток в 120 раз ниже количества самоубийств (х/120=n, где х – это общее количество попыток самоубийств). 10 смертей – это 1200 попыток.

То есть тысячи подростков по каким-либо причинам не смогли довести это деяние до конца, либо отчаянно сигнализировали своим значимым взрослым что все потеряло смысл и им необходима поддержка и помощь.

По частоте среди депрессивных подростков чаще всего целенаправленно уходят из жизни мальчики из неблагополучных и дисфункциональных семей, где очевиден недостаток эмоциональной близости, тепла и привязанности. Как правило, это молодые люди, которые не имеют возможности обсудить свои проблемы, не видят светлого в будущем и не имеют устойчивых религиозных воззрений. Подспудными факторами, увеличивающими риск суицида являются:

И все же главной причиной во всех возрастах для самоубийств является социальная дезадаптация и дезинтеграция.

Социальная изоляция и депрессия, суицидальный риск-фактор

Изоляция от социальной жизни является тем контекстным фактором, на фоне которого любое потрясение способно стать тригерром для самоубийства. Распад семьи, а также отсутствие эмоциональной поддержки задают такой неблагоприятный контекст, делая подростка неспособным продуктивно совладать со стрессом.

Также очевидно, что депрессия является фоновым фактором для попыток суицида, ввиду утраты интереса к жизни, снижения мотивации на преодоление проблем и решению жизненных задач. В таком случае суицид – это плод длительных и рационализированных размышлений, а не случайный поступок. Подростки же, использующие наркотики, наоборот чаще совершают самоубийство под влиянием импульса, случайной идеи.

Исследования показывают, что предшествуют попыткам самоубийства такие причины как:

  • конфликты дома;
  • проблемы в школе;
  • проблемы в личной жизни.

В принципе, у таких подростков стрессогенных ситуаций куда больше чем у «обычных» детей. Суицидальная готовность усиливается также за счет низкой самооценки, негативных перспектив, а также отсутствие реальных и интересных целей на будущее.

Большинством авторов самоубийство оценивается как акт аутоагресси, который также направлен против семьи и общества в целом. Самоубийства – это акт протеста. Для многих подростков — это последняя попытка обратить внимание взрослых на свои проблемы и на своё «Я». К сожалению, не все призывы о помощи могут быть услышаны. Хотя практикующие психологи уверены, что большую часть самоубийств можно спрогнозировать и предотвратить. Перед тем, как решиться на этот шаг, подросток самыми разными способами пытается обратить внимание на себя: через агрессию, бродяжничество, воровство и тому подобные деяния. Вовремя замеченные депрессивные знаки и такие попытки обращения внимания на себя и чуть более спокойное и эмоциональное отношение к подростку способно предотвратить необдуманные поступки.

Заключение

Подросткам необходимо ощущать свою компетентность и самостоятельность, но влияние со стороны взрослых должно сохраняться, хотя бы с целью того, чтобы ребенок чувствовал, что у него есть опора и поддержка. Более того, необходимо «просвещать» подростка о тех психоэмоциональных и физиологических изменениях, которые происходят с ним. Надо показать подростку, что мир, это не дихотомия добра и зла, плохого и хорошего, а что реальность многообразна и многогранна. Именно в опоре на такое знание подросток сможет сделать более рациональный и социально приемлемый выбор.

И все же эмоциональная нестабильность, конфликты старых и новых ролей, психосексуальное развитие, отрочество – это светлый и важный период, который ценен не только как подготовка к будущей жизни, но и как период ценный здесь и теперь. Возможно, что отрочество – это самый яркий и эмоционально ценный период жизни. Зарождающаяся дружба, первая любовь и братство, мечты и цели на будущее и непоколебимая вера в их воплощаемость привносят в жизнь подростков насыщенный и глубокий смысл. Важная задача отрочества – это попробовать жизнь сейчас, планируя своё будущее.

автор статьи: практикующий психолог Борисов Олег Владимирович, Москва

На нашем сайте http://Love-mother.ru Вы можете задавать свои вопросы психологу по интересующим Вас вопросам через комментарии под статьёй. Вам будет выслан ответ на, указанный вами, адрес электронной почты и опубликован в комментариях.
Оставайтесь с нами! Всегда рады Вас приветствовать на нашем сайте!!!


2 комментария к этой записи
  1. Добрый день!
    Дочка 16 лет наглоталась таблеток из-за того, что друзья наговорили гадостей про неё её парню. В семье отношения очень хорошие, доверительные, мы много общаемся. Ситуация усугубилась тем, что девочка находится в группе риска ( бабушка, моя мама больна шизофренией). Скажите, как может повлиять на её дальнейшую жизнь ( институт, работа и т.д.) лечение в ПНД?
    Заранее благодарна.

  2. Валерия, доброго времени!

    Поступок Вашей дочери – это скорее импульсивная реакция на грубое нарушение личных границ. То, что в семье налажено общение – это очень хорошо и именно это может помочь поддержать дочку в этот период: важно не забывать говорить на «неприятные» темы и быть откровенными (подростки как никто чувствуют неискренность). Но иногда и сами дети не всегда готовы поделиться чем-то с родителями – это вполне нормально.

    Действие девушки явно не имело под собой серьезных мотивов, так что реальной угрозы по Вашим описаниям я не вижу, но Вашей дочери я бы посоветовал два-три раза встретиться с психологом-консультантом или терапевтом, чтобы понять, что именно послужило толчком к такому отчаянному шагу.

    То, что в семье есть отягощение – это тонкий и серьезный вопрос. Формально, Ваша дочь может иметь от 1 до 25% общих генов с Вашей матерью, однако никто точно не знает, наследуется ли заболевание. Поскольку шизофрения является диагнозом, который, будучи поставленным, крайне трудно снять, я бы рекомендовал пройти патопсихологическую экспертизу, дабы исключить дебют заболевания.

    В принципе, наблюдение в ПНД (да и стационарное лечение) мало сказывается на дальнейшей судьбе, разве что выпадает возможность при определенных диагнозах работать в некоторых сферах (опасное производство, например, детские учреждения, медицина). Единственная проблема «здесь и теперь» — это отношение к сему факту сверстников. В общем и целом, в современных реалиях наблюдение и даже лечении в ПНД это не «клеймо».

Оставьте свой комментарий: