Псковский феномен

Псковский феномен: почему погибли дети?

Чуть более несколько недель назад произошла страшная трагедия, встряхнувшая Россию своей беспрецедентной драматичностью и…отчаянностью. Два влюблённых и молодых человека – пара подростков, поссорившихся со своими семьями и сбежавших из дома. А потом – трагедия, выстрел из охотничьего ружья, самоубийство. Как? Почему? Что стало причиной таких отчаянных действий и безумной жестокости по отношению к себе? Где эта «красная кнопка» на которую нажали взрослые?

Авторская заметка

Данная статья отличается от всего, что я писал ранее. Это анализ одного случая, что в клинической практике называется анализом жизненного пути к болезни. Я возьму на себя ответственность написать заключение, которое вскроет все первопричины, поведшие за собой эти события; мне думается, что здравый и холодный анализ уже произошедшей трагедии поможет в будущем избежать подобного развития событий ещё на уровне семьи и семейных отношений, ведь именно семьи этих детей, явственно – семья Катерины, стали началом этого проблемного и последнего периода в жизни детей. Отдельную благодарность выражаю коллегам, предоставившим интервью с Еленой Вроно и Сергеем Ениколоповым.

Содержание статьи:

  1. Вступление
  2. Спусковой крючок
  3. Горящие мосты
  4. Сюжет Ромео и Джульетты
  5. Русские не сдаются!
  6. В завершении

Псковский феномен

Вступление

Псковские подростки – так уже окрестили в СМИ Дениса и Катю. Сейчас становится очевидным глубокий изъян в работе силовых структур, которые пытались «вразумить» детей выйти из дома. Но ни психологов-переговорщиков, ни вообще каких-либо специалистов на месте трагедии не было: был плохо работающий мегафон и полное непонимание ситуации.

Мне посчастливилось обсудить произошедшее с двумя специалистами по групповой работе и переговорам, двумя моими учителями – Тимофеем Нестиком и Тахиром Базаровым: оба преподают в МГУ им. М.В.Ломоносова. Также я ознакомился с мнением таких специалистов как Елена Вроно (московский психиатр, терапевт, специализирующийся на подростковом суициде) и Сергей Ениколопов (заведующий отделом медицинской психологии при НЦПЗ РАМН).

Что ж, давайте посмотрим, почему псковские подростки решились на такой кровавый шаг.

Спусковой крючок

Публичное унижение Кати, при других взрослых, при её любимом парне – вот это было абсолютно невыносимо – говорит доктор Вроно. Такими словами специалист, ежедневно работающий с детьми, которые не хотят жить, описывает кошмарное значение, казалось бы, обычной семейной ссоры, когда мать Екатерины нанесла несколько пощёчин своей дочери на глазах родных Дениса и его самого. Продолжая развивать мысль, доктор Вроно говорит вполне очевидные (но не ясные родителям!) вещи: эти подростки были отвержены собственными семьями. Псковские подростки – это брошенные дети, предоставленные самим себе.

Особое внимание обращает специалист на излишнюю сентиментальность, чрезмерную влюблённость и пылкость чувств – именно это является достоверным индикатором того, что дети ищут принятия вне семьи, когда последняя их отвергает. И ведь Катя уже не раз резала руки! – Вроно резонно обращает внимание на то, что зачастую дети поступают так не с мыслью о самоубийстве, а в попытке справиться с душевной болью – физические страдание переносить легче.

И всё же госпожа Вроно и Сергей Ениколопов делают важную оговорку: даже будучи большими специалистами мы не можем полностью анализировать эту ситуацию. Достоверно всем известно лишь одно – псковски подростки погибли.

Горящие мосты

Важное замечание Ениколопова (к слову – специалист по подростковой агрессии) заключается в том, что псковские подростки – если опираться на видеоматериалы и транскрипты прессы – совсем не являются агрессивными детьми. Их действия 14 ноября носили спонтанный, ситуативный характер. Встаёт вопрос: почему Денис, юноша из благополучного круга, росший явно не в семье «блатняков» схватился за ружье? Ениколопов объясняет это моделью «расширенного самоубийства».

В чём суть этого явления? Это ситуация, когда, собравшись поставить точку в своей жизни, человек собирается «прихватить с собой» ещё добрый десяток человек. Отступим к небезызвестному примеру: авиакомпания Lufthansa, старший пилот, решив расстаться с жизнью, направил в землю самолёт с двумя сотнями пассажиров.

Большая череда событий маркируется экспертом как расчётливое уничтожение путей к отступлению: псковские подростки делали всё, чтобы уже сделанное нельзя было обратить вспять. Это и открытие огня по машине полиции, животным, суицидальные записки и прощальные публикации в социальных сетях.

Психолог считает, что у детей был план действий, который они построили на базе стереотипных сериалов типа «ментовских разборок». Воспроизведение «геройских» сценариев, где столкнулись два мира – детей и взрослых – и где мир взрослых – это угроза для них. Никто не гарантирует, что Денис точно понимал, что именно он делает, может для него это была всего лишь серия из сериала?

И к несчастью, эта срежесированность произошедшего – это готовность идти на радикальные действия: ребёнок перестал думать и всё понеслось по известной дорожке. И именно предрешённость не позволяет затормозить события. Именно в этот момент критическую роль играет психолог-переговорщик, который какими-либо путями доносит мысль о том, что необходимо остановиться и подумать.

Однако автор этой гипотезы считает, что самоубийства не помог бы избежать никакой переговорщик (несмотря на авторитетность источника, эта позиция кажется мне предвзятой – прим автора, О.Б.). Цепь событий была запущена и действия силовых ведомств лишь помогали подросткам убедиться в правильности их сценария.

Другой вопрос – чего добивались псковские подростки, транслируя происходящие в Periscope? Психолог считает, что это сила привычки современных детей – «транслировать» свою жизнь в виртуальное пространство. И всё же не совсем так, в какой-то момент Катерина изрекает, что их имена уже дошли до Москвы. И это не просьба поддержать их, это их «звёздный час». Множество смотревших попросту подначивало детей, а ведь любое экстремальное поведение лишь нарастает, если к нему приковывают внимание, подтверждает доктор Вроно. Подобная ситуация снимает страх перед смертью, ведь теперь не придётся умирать в одиночестве.

И в итоге: почему же псковские подростки выбирают суицид? Страх перед наказанием — констатирует Вроно. И это логично. Дети не понимают единственности и значимости жизни. Для этих детей страх смерти не так силён по сравнению со страхом наказания. Катя и Денис были до ужаса напуганы, когда узнали о плане привлечь спецназ. Однако закономерность сохраняется: есть причина суицида и есть нечто, что перевешивает чашу весов в сторону смерти. Для псковских подростков это была информация о готовящемся штурме и ультиматум в 40 минут.

Сюжет Ромео и Джульетты

Сейчас уже очевидно, что ни специалистов по переговорам, не специалистов по экстремальной психологии там не было. Их функции приняла на себя местная полиция, и это привело к фатальным ошибкам. Наш следующий эксперт – Тимофей Нестик (МГУ им. М.В. Ломоносова, ВШЭ). Нестик сразу же обозначает принципиальную и роковую ошибку – ультимативные рамки, поставленные подросткам: 40 минут до начала штурма по сути означали последние 40 минут их жизни.

Группа даже из двух человек, испытывая дефицит времени и находясь в крайне стрессовых условиях попросту неспособна воспринимать новую информацию и искать нестандартные способы выхода из ситуации. В таких условиях люди предпочитают действовать по клише и в разы радикальней. Именно так и поступили псковские подростки.

Шнейдман Эдвин – именитый учёный, изучающий особенности суицидального поведения, не раз говорил, что решившийся на смерть человек как бы попадает в «тоннель» сознания, из которого есть только два пути: либо суицид, либо отказ от него (по любым причинам). Сложившаяся ситуация в Пскове оставила для детей только один выход.

Именно в эту ловушку попались псковские подростки. Дети понимали, что идёт подготовка к силовому захвату: они были буквально загнанны в этот тоннель, и других вариантов для них просто не было. И откажись силовики от слепого бряцанья оружием, вероятно получилось бы выкроить время на лучшую подготовку, а переговорщики бы могли бы найти понимание со стороны детей.

В тоже время Нестик не утверждает, что полностью предотвратить бы произошедшее удалось бы. Но исключить суицид двух детей можно было бы без труда. От прибывших на место требовалось лишь установление прямого контакта, постоянной связи с детьми, без постановки условий, демонстрация детям уважения и понимания, разрешение на своё мнение (ведь их именно не слышали! – прим. автора, О.Б.). Необходимо было вместе с ними взвесить все «за и против» определённых решений – так бы потянулось время и спала бы опасная эйфория, обуявшая детей.

И последнее мнение этого специалиста – это фокусировка на будущем. Необходимо было предоставить детям возможность сфокусироваться на своих мечтах, которые ещё могут быть реализованы. Так бы удалось сменить тот негативный фон, который подростки навесили на «завтра». К сожалению, Денис с Катей выбрали не тот шаблон поведения, которого ожидали (требовали) от них силовики: они были Бонни и Клайдом, Ромео и Джульеттой. И именно это недопонимание со стороны полиции привело к таким событиям.

Русские не сдаются!

И последнее мнение любезно предоставлено нам Тахиром Базаровым, отставным подполковником МВД, профессором НИУ ВШЭ и МГУ.

Г-н Базаров считает, что такая печальная развязка совсем не была очевидна. Профессионально, он быстро переходит к решению задачи: начинать переговоры было необходимо сразу же, как к ним приехала мать (т.е. до прибытия полиции) и тогда неприятной ситуации удалось бы избежать.

Но, вероятно несколько неадекватное ситуации поведение матери, запустило эффект «снежного кома» — каждый последующий шаг снижал шансы на мирное разрешение ситуации. Второй упущенный шанс, считает Базаров, это трансляция происходящего в Интернет. По его словам, переговорщику бы стоило включиться в ту игру, которую затеяли псковские подростки: стать наблюдателем и комментатором, плавно меняя тематику обсуждения, помогая детям сфокусироваться на будущем.

Переключить внимание школьников на будущее было не так сложно: банальной просьбы о смене угла съёмки хватило бы. Что помешало сказать Денису о том, что при пересмотре вам самим не понравится то, как вы сняли? Направить и без того суженное видение в будущее – вот ключ, который так и не был подобран.

Профессионально заметил Тахир Юсупович и то, что был упущен ещё один момент, а именно: «русские не сдаются» — то, что декламировал Денис во время съёмки. Такое заявление, считает эксперт, спасительная нить для переговорщика. По-сути, дети декламировали свою позицию на данный момент. И просто обратить внимание на то, что отказ от насилия (в том числе и по отношению к самим себе) – это не слабость или «сдача», это проявления воли и силы.

Ещё один упущенный момент – это друзья Кати и Дениса. Именно они были их зрителями, именно к ним обращались дети за вопросом и советом. Можно сказать, что через друзей можно было бы сценировать происходящее. Психолог, находящийся за зрителями без труда смог бы перевести диалог на нейтральные и приятные для детей темы, чем то, что происходило вокруг них «здесь и теперь». В данной ситуации шансы можно назвать большими 50/50.

И последний, не учтённый момент – это использование внимания детей. Обстрелянная полицейская машина могла стать хорошим стендом для размещения какого-нибудь яркого баннера. И действие не бессмысленно – он бы обратил на себя внимание ребят и обезопасил бы переговорщика. Но точка была поставлена раньше: объявление штурма снизило шанс предотвратить самоубийство почти до нуля.

В завершении

К несчастью, взрослым не удалось обезопасить и спасти своих детей. Мы видим здесь и абсолютно неприемлемый стиль взаимоотношений в Катиной семье, холодные запреты на отношения между детьми, и неумелое действие силовых структур.

Мягко говоря, назревающий взрыв «проворонили» родители, не усмотрели депрессивных изменений и учителя псковских подростков. Но были шансы предотвратить и уход из дома: откровенно обсудить с подростками их тревоги и сомнения, попросту услышать, а не выслушать их.

История не терпит сослагательных наклонений. Погибли люди – погибли дети. И этот кровавый опыт нельзя не принимать в расчёт. Практически в каждой статье, касающейся детей и семьи мы стараемся указывать нашим читателям не только на то «как это должно быть сделано», но и на то, почему важно общаться со своими детьми. Ребёнок – это не глина, из которой мы формируем приятную нашему глазу фигурку, но мы можем (и обязаны!) помочь детям самим создать себя.
Нам не всегда понятны интересы детей, не всегда мы их (интересы) любим, но их любят наши дети и это нельзя не принимать в расчёт. Лишь комплексная профилактика, затрагивающая всех членов семьи, способна предотвратить подобные трагедии в будущем. Но не всегда семье самой хватает ресурсов на мягкое решение внутренних проблем и надо уметь признавать свою несостоятельность в некоторых вопросов.

Сегодня у всех есть шанс обратиться к семейным психологам, консультантам, которые выведут семью из состояния стагнации и кризиса, а если есть такая возможность и есть в ней нужда, то почему бы ей не воспользоваться?

С тёплыми пожеланиями к вам и вашим детям, психолог развития Борисов Олег

автор статьи: практикующий психолог Борисов Олег Владимирович, Москва

На нашем сайте http://Love-mother.ru Вы можете задавать свои вопросы психологу по интересующим Вас вопросам через комментарии под статьёй. Вам будет выслан ответ на, указанный вами, адрес электронной почты и опубликован в комментариях.
Оставайтесь с нами! Всегда рады Вас приветствовать на нашем сайте!!!

Оставьте свой комментарий:




Adblock detector