Психосоматические расстройства

Взросление, школа и проблемы детей, от «А» до «Я»

Я уже не один раз писал о том, что, приходя в первый класс, дети сталкиваются с новой ситуацией и не всегда способны справится с ней адекватными способами. Если быть точным, они не всегда способны легко установить новые контакты, подчиниться новому взрослому или выйти из игровой деятельности. И в такие моменты многое может меняться в детях.

Ранее мы писали про агрессию и тревожность в связи с поступлением в школу, однако на этом проблемы не исчерпываются. Некоторые дети, как говорят психологи, «бегут в болезнь». Появляются частые головные боли, проблемы с пищеварением и сном и другие знакомые многим родителям трудности. Походы по врачам ничего не дают, и семья оказывается в тупике.

Со временем родители замечают, что болезни избирательны, появляются в определённые моменты и даже преследуют какую-то цель. Что ж, вы столкнулись с детской психосоматикой.

В нашей сегодняшней статье о том, в чём особенности каждого периода развития и что такое психосоматика в детском возрасте.

Содержание статьи:

  1. Дошкольное детство и эволюция игры
  2. Развитие игры – появление правил
  3. Готовность к школе
  4. От дошкольника к школьнику
  5. Возможные нарушения в развитии личности
  6. Не психосоматические синдромы дошкольного и младшего школьного периода
  7. Психосоматические нарушения у младших школьников
  8. Особенности и психосоматические расстройства у подростков
  9. Новообразования подросткового возраста
  10. Подросток и семья
  11. Современная школа и подростки
  12. Отношения с учителями
  13. Ровесники vs взрослые
  14. Подростковые группы
  15. Психиатрия и подростки
  16. Подростковая агрессия
  17. Субкультура как явление
  18. Заключение

Кризис 7 лет у ребёнка

Дошкольное детство и эволюция игры

В чём суть дошкольного периода детства и что и как развивается у ребёнка в этот период?

В дошкольный период у ребёнка начинает формироваться самосознание, в связи с чем встаёт вопрос о необходимости расширения предметного мира и получению навыков работы с окружающими ребёнка вещами.

  • Первая трудность, с которой сталкивается ребёнок – это необходимость осваивать окружающий его предметный мир, однако, пока что единственным способом такого освоения являются реальные действия с реальными предметами окружения. Ведь для детей ещё не существует отвлеченного познания, навыков критического созерцания и других взрослых способов освоения действительности. Но вот незадача, ребёнок должен осваивать мир через предметные действия, однако появляется затруднение – у ребёнка ещё не сформированы способы действия с реальными предметами.

Как же решается это серьёзное противоречие?

Рождается детская игра. Игра – это такая деятельность, ценность которой не в результате, а в способах, содержании самих игровых действий.
Итак, игра для дошкольников – это их ведущая деятельность, через которую они осваивают способы совершения тех или иных действий. Любая игра включает в себя:

  1. воображаемую ситуацию;
  2. имеющимися знаниями о действии и смыслами (это позволяет ребёнку сформировать образно-схематическое мышление);
  3. активное запоминание (и его развитие в ходе игры);
  4. обобщённость игровой ситуации;
  5. наличие роли (роль – это форма обобщённой социальной функции – доктор, милиционер, космонавт. Обобщённость заключается в том, что выделяется ключевая функция роли: доктор – лечит, милиционер ловит преступников, космонавт летает в космос)

То есть, в игре ребёнок принимает на себя социальную роль. Согласуя своё игровое поведение с ролью, ребёнок воспроизводит в игре социальные функции той или иной позиции. В ролевой игре происходит сравнение себя с другими детьми, лучшее понимание своих возможностей и возможностей других.
То есть, если кризис трёх лет – это кризис «Я сам», то настоящая ролевая игра постепенно разрушает идею «Я сам» и формирует истинное самосознание.

Развитие игры – появление правил

С развитием и взрослением ребёнка постепенно видоизменяется и игра. В частности, в ролевые игры начинают внедряться правила и ограничения. Правила, которые появляются в игре по сути являются толчком к достижению в играх определённых, социально значимых результатов. В таких играх у детей начинает формироваться самооценка и навыки рефлексии, развивается и уровень притязаний (ожиданий от самого себя, высота «планки»).
В тоже время в такой игре ребёнок учиться подчиняться нормам и требованиям, ограничивая репертуар игровых действий в соответствии с требованием роли. Ребёнку приходиться учиться отказываться от своих желаний, уметь подчиняться требованиям и запретам. В игре появляется «властвующая» позиция, дети обретают опыт руководства, однако, не безграничного, а подчинённого вполне конкретным правилам и требованиям.

В такой игре у детей начинают зарождаться нравственные ориентиры, развивается волевой контроль («хочу, но нельзя»), очерчиваются мотивы поведения.

Теперь я ещё раз покажу, почему нельзя форсировать процесс выхода ребёнка из игровой деятельности как основной: ведь в процессе игры (которая до 6.5-7 лет является ведущей деятельностью) у ребёнка формируются психические процессы: очень быстрыми темпами развивается внимание и память, появляется произвольность этих процессов, в разы возрастает способность к дифференцированному и точному восприятию. В ролевой игре происходит скачок от наглядно-действенного к словесно-логическому мышлению. Дети начинают осваивать смысл действий, формируется возможность к контролируемому воображению и моторики.

Игра создаёт для детей зону ближайшего развития, в игре в концентрированном виде представлены все потенциальные тенденции развития ребёнка. Игровая деятельность должна развить в ребёнке готовность к школе, она формирует в ребёнке те навыки и свойства личности, которые обуславливают успешность ребёнка за партой. Именно поэтому нельзя с раннего возраста заменять время игры ребёнка на различные, пусть даже технически полезные, образовательные занятия.

Итак, какие навыки необходимы ребёнку для беспроблемного обучения в первых классах? Какие требования выставляются к старшим дошколятам?

В первую очередь – это сформированность образного мышления и наличие у ребёнка первичных умений по выделению учебной задачи (что надо сделать?) и превращению её в самостоятельную цель (почему это важно для меня?). Проще говоря – должна быть очевидна познавательная потребность ребёнка.

Готовность к школе

Хотя чисто интеллектуальная составляющая школьной готовности важна, но она не является единственной предпосылкой успешности обучения. Важна и так называемая социальная позиция ребёнка: его отношение к самому себе, отношение к родителям и к другим взрослым (учителям). Успешное формирование социальной позиции зависит не только осознание школы как некоторого источника знаний или хотя бы «взрослого» заведения, но важно и эмоциональное отношение к последней. К школьному возрасту ребёнок должен уметь входить в новый коллектив, согласовать своё поведение с требованиями и желаниями других и в общем уметь действовать в коллективе.

Один из важных факторов развития школьной готовности в старшем дошкольном возрасте – это общение со взрослыми. Как правило, оно носит внеситуативный и личностный характер. Такая форма общения позволяет ребёнку усвоить особую позицию в отношении взрослых – позицию ученика, что крайне важно для успешности в школе. Поскольку в этом возрасте для ребёнка взрослый всё ещё выступает гарантом знаний, то умение «внимать и повторять» является важным навыком.

От дошкольника к школьнику

Ранее я писал про кризис 7 лет и переход в школьное детство, сейчас кратко повторим особенности кризиса 7 лет:

  1. утрачивается детская непосредственность;
  2. появляется манерность в поведение, капризность. Поведение нелепое и нарочитое, иногда дети строят из себя шутов;
  3. происходит разделение внутреннего и внешнего миров ребёнка (любая ситуация оценивается через её смысл и эмоциональную сторону);
  4. дети начинают опираться в деятельности на свои эмоции;
  5. появляется аффективность в общении, рождается «логика чувств».

То есть к 6-7 летнему возрасту у ребёнка формируется новая деятельность – учебная. Это приводит к тому, что изменяется психологическое отношение к самой деятельности, а также меняется и личность ребёнка. Сущностью учебной деятельности является усвоение теоретических знаний через изменение личности ребёнка. Происходит обогащение и тотальная перестройка психики чада. В первую очередь это заметно по изменению уровня знаний, умений и навыков ребёнка, изменяется качество умственных операций – дети учатся рассуждать в отрыве от конкретной ситуации. Однако, смена игровой деятельности на учебную происходит не само по себе, а через управляемый переход игры в учёбу путём грамотного сочетания реально активных на данный момент (хочу играть) и понимаемых мотивов (надо учить).

Возможные нарушения в развитии личности

В ходе развития ребёнка могут происходить вполне объяснимые сбои в изменениях структуры личности ребёнка. В основе их лежат две основных причины:

  1. некорректное понимание иерархии мотивов и потребностей в связи с недостатками воспитания и обучения;
  2. недостаточное развитие функциональных структур мозга, которые обеспечивают успешное протекание учебной деятельности.

Отметим, что учебная деятельность для ребёнка является фактором развития самооценки.

На первых годах учёбы дети ещё не разделяют оценку знаний и оценку личности. То есть, для детей отметки являются не столько показателем качества их знаний, сколько грейдом, который показывает их место среди других и показывает «хорошесть и правильность» их как личностей. Поэтому у отличников зачастую формируется завышенная самооценка, а у аутсайдеров по оценкам – заниженная. Именно поэтому в большинстве начальных классов не ставятся классические оценки.

Исправление и коррекция самооценки (из-за заниженности которой, кстати, также может развиваться психосоматика и негативная установка на школу) – это важный момент, в котором важно соблюдение критичного правила: ребёнок должен быть сравнён только с самим собой. Важным фактором является и мастерское распределение похвалы и порицания – первая может и должна использоваться в присутствии других, а порицание – только тет-а-тет.

При этом важно, чтобы и похвала, и порицание касались не столько личности ребёнка в целом, сколько должны давать оценку отдельным действиям ребёнка, навыкам или конкретным свойствам личности.

Ощущение успешности учебной деятельности приводит к изменению психических процессов ребёнка, которые являются двигателем развития высших чувств: чувства долга, ответственности, товарищества.

А среди интеллектуальных качеств развиваются любознательность, сомнение, удивление и удовлетворение от решения учебных и новых задач. В начальной школе успешность в учёбе является единственным источником развития самооценки и кладезем сил, которые дают ребёнку энергию для преодоления трудностей.

Не психосоматические синдромы дошкольного и младшего школьного периода

Для младшего школьного и старшего дошкольного возраста характерны два патопсихологических синдрома – синдром ухода и бродяжничества и синдром патологического фантазирования.

Синдром ухода и бродяжничества чаще всего вызывается проблемами в микросоциальном окружении ребёнка. Нередко оказывается, что это реакция на психотравмирующую ситуацию в системе школы или семьи.

Выражается этот синдром —

  • как частые уходы ребёнка из дома или школы,
  • поездки в другие части города без цели,
  • большое стремление к пустому бродяжничеству и путешествиям.

Патологическое фантазирование связано, в первую очередь с чрезмерно активным воображением, сложностью с разделением реальности и фантазий у ребёнка. Одним из первых «звоночков» синдрома является особенность игровой деятельности ребёнка в дошкольный период. Например, ребёнок способен на достаточно длительное время (час+) «превратиться» в некоторый игровой образ, животное или предмет. В частности, в моей практике был ребёнок, который часами находился в образе волка и не был доступен для контакта.

Этот синдром формируется разными путями –

  • первый связан с особенностями личности ребёнка, а именно с преобладанием в характере ребёнка шизоидных или истеричных характеристик.
  • второй – это внешнее нарушение коммуникативных способностей и вынужденная шизоидность.

Синдром патологического фантазирования также развивается как защитный механизм от неблагоприятных внешних условий. В частности, в неблагополучных семьях, где процветает насилие, дети чувствуют себя безопасней в собственный фанатазиях, нежели с родителями.

Психосоматические нарушения у младших школьников

Психосоматика, или бегство в болезнь, далеко не редкое явление у современных детей. Чаще всего у детей встречаются цефалгии (боли в голове), боли в животе, различные необъяснимые повышения температуры, тошнота и рвота, различные диареи, поносы и запоры. Нередко встречается энкопрез и энурез.

Особенности и психосоматические расстройства у подростков

Сегодняшний рубеж подростничества – 12-15 лет. С 11 до 12 лет выделяется препубертат, а с 13 и до 15 – пубертат. Наверное, все родители знакомы с проблемами этого возраста.

Пубертатный период всегда считался переломным моментом – кризисом в переходе от детства к взрослости, однако этот кризис существенно отличается от всех детских и последующих взрослых:

  • во-первых, подростковый кризис самый длительный из всех,
  • а более того – самый болезненный и для ребёнка, и для семьи.

Связано это с тем, что на подростка одновременно наваливаются социальный, психологические и физиологические изменения.

В области физиологии происходят быстрые и нередко болезненные в плане психологического дискомфорта изменения. Начинается активная перестрой эндокринной системы, меняется соотношение гормонов, заканчивающееся достижением половозрелости вчерашним ребёнком. Например, ярче всего это заметно на мальчиках. Помимо сильного проявления вторичных половых признаков, меняется пропорциональность тела. Активно развиваются конечности, однако туловище сохраняет черты детскости, что нередко тяжело переживается детьми. Появляется логичная неуклюжесть и угловатость движений. В некоторых случаях тело растёт быстрее систем внутренних органов, что может приводить к различным заболеваниям, нередко – сердечно-сосудистой системы.

А поскольку физиологические изменения не могут не повлечь за собой изменения в психике, та тоже начинает перестраиваться под актуальную ситуацию. Именно поэтому у большинства подростков во время эндокринных подвижек отчётливо заметно повышение уровня тревожности, беспокойности и иногда агрессии. Ещё не имея навыков для преодоления этой тревожности, подростки пытаются вынести её во вне, что и приводит к агрессивному поведению. Например, в этот период отмечается резкий рост конфликтов. В частности, отцы родом из середины 1970-х должны помнить различные стычки формата «район на район». Именно этим можно объяснить склонность подростков к посещению шумных и провокационных мероприятий, попытки пробовать алкоголь или наркотики.

В тоже время несмотря на глубокие изменения в психофизиологии, у подростков отмечаются фундаментальные изменения в психике и личности, которые практически не связаны с какими-либо подвижками в гормональных системах. К ним, например, стоит отнести:

• развитие повышенного чувства собственного достоинства и самосознания;
• пересмотр своих возможностей в сторону их расширения;
• критическая переоценка своих способностей.

Активно развиваются высшие чувства вроде любви и дружбы. Стоит отметить, что в реальности любовь подростков редко обусловлена сексуальным влечением, обычно это платонические чувства. Несмотря на сексуальную активность современных подростков мы должны признать, что в основном она связана с тем, что в сексе они ищут принятие, которого часто не хватает в обычной жизни.

В подростковом возрасте происходит глобальная перестройка системы самоотношения и отношений ребёнка с окружением. Здесь закладываются основы той жизненной философии, с которой подросток пойдёт дальше по жизни. Шаг во взрослую жизнь – это затяжной процесс, который обусловлен влиянием социальных, психологических, биологических и экономических факторов. Важно понимать, что развитие асинхронно, физиология опережает психику, а ожидания опережают возможности. У подростков накапливается большое количество потребностей, которые они, ввиду низкой социальной зрелости, всё ещё неспособны реализовать. Именно поэтому неудовлетворённость подростков выражена гораздо сильнее, нежели депривация потребностей у детей или в дальнейшем у взрослых. И цена преодоления этой разницы куда выше из-за сильной асинхронии развития.

Новообразования подросткового возраста

Новым психологическим новообразованием подросткового возраста является переживание чувства взрослости, то есть мы говорим о том, что подросток осознает, что большинство его нужд и потребностей ничем не отличаются от тех потребностей взрослых. Однако, при реальном взрослении реальные условия его жизни не меняются и начинают как бы отставать от возраста подростка. Он до сих пор остаётся на роли ученика и, как правило, находится на обеспечении родителей, а что более болезненно – лишён ряда преимуществ, которыми обладают взрослые. Именно поэтому многие желания подростков приводят к неразрешимым противоречиям, вступая в конфликт с реальными условиями. Это и есть ключевая психосоциальная причина кризосности этого периода.

Самое заметное изменение этого периода, которое, откровенно говоря, часто бесит родителей – это изменение системы отношений со взрослыми, а именно – с родственниками. Значимость родителей резко снижается, в своих решениях подростки почти полностью переключаются на мнение сверстников и своей группы. Мнение окружающих взрослых, как правило, начинает игнорироваться.

Как бы значимо не было родительское влияние на развитие личности ребёнка, его пиковый период приходится не на подростничество, а на первые годы жизни вашего чада. Семейные отношения в период подростничества существенно видоизменяются. В детском возрасте фигура родителя для ребёнка – это некоторый абсолют. Ребёнок видит родителя источником эмоционального тепла и поддержки, видит за ним авторитет человека, который распределяет поощрения и наказания и оценивается как человек с абсолютным знанием и мудрый советчик. В подростковом возрасте эти эмоциональные связи рушатся и не стоит пытаться удержать их на том же уровне.

Подросток и семья

Естественным образом подростки пытаются максимально уйти из-под семейной опеки. Расширение круга прав и чувство возможностей даёт подростку новое восприятие родителей – теперь они не пассивные раздатчики благ, теперь они люди, которые тоже что-то должны по отношению к подростку. В детстве родитель является образцом для подражания, а в кризисный подростковый возраст недостатки родителей становятся объектом ярой критики, а их сильные стороны обесцениваются.

Безусловно, авторитет семьи для подростка резко падает. Но всё же семья остаётся для подростка последним оплотом, где он способен чувствовать себя спокойно и безопасно. Да, подростки предпочитают делиться переживаниями, проводить время и развлекаться среди своих друзей, однако в ситуации трудности или при необходимости серьёзного совета они идут к родителям.

Между детьми и родителями нарастает психологический барьер. И стоит отметить, что он связан не только тем, что называют юношеским максимализмом и эгоцентризмом, но и уверенностью в том, что личный опыт – конечен и верен априори. Подростки считают, что взрослые неспособны взглянуть на мир глазами подростка. И тут они правы: известно, что подростки куда объективней оценивают своих родителей, чем те их.

Стоит отметить, что подростки нуждаются в неформальном общении с родителями, однако, как правило эта потребность удовлетворяется меньше чем на половину. Мой опыт показывает, что только треть подростков положительно отзываются о б отношениях с матерью и лишь 10% об отношениях с отцом.

К слову, это сильно влияет на самооценку: дети, которые поддерживают доверительные отношения с родителями почти в 90% случаев показывают устойчивую высокую самооценку, а среди подростков с жёстко регулируемым общением внутри семьи лишь 25% детей.

Современная школа и подростки

Кроме родителей в жизни подростка существуют другие значимые взрослые – учителя. Однако и их авторитет падает, а из-за крайне противоречивых требований, которые предъявляются школой и к учителям, и к подросткам, учителям крайне трудно удерживать хотя бы какой-то уровень авторитетности.

Стоит признать, что сегодня статус подростка-школьника как никогда размыт:

  • с одной стороны – он уже одной ногой во взрослости, с него больше спрашивают и требуют, ставятся и решаются более сложные задачи, накладывается дополнительная ответственность.
  • с другой стороны – его права не расширяются, он всё также находится во власти правления школы, учителей и родителей.

Внутренняя позиция школьника по отношению к учебному заведению складывается из его отношения к школе как к заведению, из оценки процесса обучения и получения знаний, из отношений с учениками и учителями. Именно поэтому в подростковом возрасте вся оценка школе, которую может дать ребёнок – это нравится или не нравится.

При этом ведущей деятельностью подростка до сих пор остаётся учёба. Однако, существенно изменяются мотивы обучения и всего процесса. Как мы говорили выше, в начальных классах для ребёнка не важна (и не понимается) содержательная сторона обучения, он ориентирован на отметку, за которой, по его мнению, скрывается отношение учителя к нему.

В подростковом возрасте учёба становится в первую очередь средством завоевания престижа среди учителей и сверстников. Хотя, честности ради, стоит отметить, что в современной школе статус хорошего ученика слабо помогает завоеванию авторитета среди сверстников, нередко – наоборот.

Уже вначале подросткового возраста отношения с учителями начинают сильно дифференцироваться. Это одна из причин, почему рождаются проблемы школьной дезадаптации подростков.

Собственно, как и родители, учитель для подростка – это определённый набор функций, а именно — это замена родителей, власть и сила, распределяющая поощрения и взыскания, авторитет в некоторой области знаний.

Отношения с учителями

Младший школьник не способен различать этот функционал и оценивает учителей также эмоционально, как и родителей. В подростничестве этот подход существенно меняется. Учитель больше не является для него прообразом матери или отца. В принципе учительская власть для подростка перестает быть властью как таковой: ведь де-факто учитель неспособен как-то серьёзно повлиять на поведение подростка. И, соответственно, весь требовательный максимализм подростка выливается и к ожиданиям от учителей.

Доверяясь своему опыту, могу сказать, что у подростков:

  • на первый план выходят индивидуальные характеристики учителя, вроде способности к пониманию и эмоционального отклика, доброты,
  • затем следует профессиональная подготовка и навыки преподавания,
  • а завершает тройку оценка способности распоряжаться своей властью.

Очевидно, что далеко не во всех учителях сочетаются оптимальные качества, а на этой почве и возникает разделение учителей. Поэтому и появляются самые различные конфликты с педагогами, которые вполне себе могут выливаться в прогулы и нежелание показываться в учебном заведении.

С другой стороны, у многих подростков сохраняется привязанность к любимому учителю, которая часто выражается в слепой преданности. Как правило, таких связей у ребёнка немного и с возрастом они становятся всё более и более избирательными.

Одним из основных препятствий на пути к гармонизации отношений подростка и учителя является ригидность школьной системы. Недопустимая абсолютизация ролевых отношений, бюрократизация процесса образования и банальная центрация на учебной деятельности. И нередко за всей этой стеной кроется более серьёзная проблема – низкий уровень подготовки педагогического состава, который не хочет, а порой и боится увидеть в своих учениках личностей. В конце концов, никто не может ничему научиться у человека, который не нравится.

Ровесники vs взрослые

Основная черта переходного возраста – переключение на общение с ровесниками и минимизация отношений с какими-либо взрослыми. При этом потребность на общение со сверстниками появляется уже к 11 годам, а к подростковому периоду только обостряется, и родители не могут заменить этот формат общения. Стоит обратить внимание, что в подростковом возрасте поведение подростков начинает носить коллективистский характер, группа сильно влияет на поведение подростка. При этом такой вид общения крайне важен для подростков – через него они получают большое количество информации, которая прячется или не доносится им взрослыми. В частности, вопросы сексуальности и пола чаще решаются именно в кругу ровесников, нежели в кругу семьи.

Более того, такое общение – это новый вид межличностных отношений. Групповые действия, игры и другие виды совместной деятельности учат подростков подчиняться правилам группы, но при этом не теряться в нормах и уметь отстаивать свою позицию. Дети учатся соотносить свои желания и права с требованиями группы и общественными нормами.

А более того — это особый вид эмоциональных отношений. Осознание своей принадлежности к группе, групповой фаворитизм и чувство дружеского плеча не только помогает подросткам облегчить процесс автономизации от взрослых, но и заменяет чувство защищённости и благополучия семьи на групповою защиту.

Психология общения в подростковом периоде и юношеском возрасте строится на основе противоречивого переплетения двух потребностей:

  • обособления и потребности в принадлежности, включённости в какую-нибудь группу или общность.

Из-за чувства отчуждённости от семьи создаётся вакуум одиночества, поэтому подростки ощущают трудно контролируемую жажду общения и чувствуют необходимость вливаться в подростковые группы. В своих группах они пытаются найти то, чего они уже не видят в семье – эмоциональное принятие, признание собственной ценности и просто нескучное времяпрепровождение.

При этом начинается очередная смена ведущей деятельности – общение становится важным двигателем личностного развития ребёнка. При этом, нервозная потребность в общении может неблагоприятно перерасти в стадное чувство, когда дети буквально живут в своих компаниях или ввязываются в различные авантюры, чтобы не чувствовать себя одиноко.

Подростковые группы

Основная характеристика подростковой группы – это высокая конформность внутренним правилам группы. Подростки часто слепо отстаивают свою обособленность от взрослых, при этом нередко они неспособны критически оценить свою группу и мнения её лидеров. У подростков состояние «Я» находится в диффузии, оно размыто из-за неопределённости понимания своего места в мире, и кто они такие, поэтому им необходимо мощное «Мы», которое можно противопоставить «Они».

Всё в этом возрасте – стиль, поведение, вкусы – определяется желанием быть как все члены своей референтной группы. Противоречие между поиском индивидуальности и потребностью быть как все, нередко приводит к развитию тревожности. При этом, такое требование единообразия жёстко поддерживается и тот, кто первый поставит под сомнение такую необходимость, как правило, сталкивается с серьёзной борьбой. Как правило, чем неразвитей сообщество, тем более жёсткий ответ получают инакомыслящие члены группы.

Психиатрия и подростки

Многие специалисты медицинской и психологической практики знают, что многие реакции и поведение подростков носит весьма сомнительный, с точки зрения «нормы», характер, однако, иногда в реакциях на какие-то события можно встретить явления, которые ещё не являются патологией, но уже приближают подростка к состоянию пограничного психоза.

К таким реакциям можно отнести бурные реакции оппозиции, имитации, гипер- и просто компенсации, группирования, эмансипации и прочие реакции, которые часто обусловлены социальной неудовлетворенностью и агрессией на почве развития сексуальности.

Опишем их:

  1. реакция оппозиции – бурный протест, с агрессивными вкраплениями. Чаще всего является «взрывом» после накопления проблем. К причинам можно отнести непомерные нагрузки, недостаток внимания, утрата и другие стрессоры. Если они возникают в раннем возрасте, то в подростковом возрасте вспыхивают с новой силой;
  2. реакция имитации – повальное стремление подражать определённому образцу поведения, который как правило диктуется группой подростка. Нередко имитация является причиной нарушения поведения, если образец для подражания носит асоциальный характер;
  3. гиперкомпенсация – это навязчивые попытки добиться успеха в сфере, где подросток в принципе не может быть успешен из-за недостатка знаний или каких-либо физических причин. При этом неудачные попытки обычно приводят к эмоциональным взрывам;
  4. эмансипация – активные попытки уйти из-под контроля взрослых. В принципе это нормально для подросткового возраста, но, когда эти попытки превращаются в навязчивую борьбу с саботажем любых требований можно говорить о патологии. В крайних вариантах – это уход из дома и бродяжничество;
  5. группирование – чисто эволюционный инстинкт. В среде подростков группы часто собираются и функционируют по своим, ещё не согласованным, социально-психологическим нормам.

Среди подобных эффектов самый опасный – это автономная мораль, а именно нормы, которые откровенно противоречат требованиям учреждения, родителей и даже законам. Если педагогический и родительский контроль чрезмерно слаб, то именно группа становится основой для формирования норм подростка. В такие группы легко попадают наркоманы, преступники и неустойчивые подростки с опытом асоциального поведения.

Подростковая агрессия

Юношеские группы и их конфликтность – очевидный факт. Уже в первобытном обществе существовали мужские союзы, в средние века организовывались «королевства шутов» для горячих молодых голов, в селах правобережные враждовали с левобережными. В городах постоянно возникали шайки и прочие подростковые группы, особенно ярко это было видно в послевоенном Ленинграде. В начале 2000-х постоянно происходили массовые стычки между ребятами из разных районов и дворов.

Стоит отметить, что подростковая агрессия – это не просто желание помахать кулаками и померяться силой – это многослойное явление. Самый глубокий уровень – психологический – деление на «Мы» и «Они». Есть своя группа и есть другие группы, как правило – худшие, недостойные и тому подобное. Ослабление влияние родителей приводит к тому, что дети начинают сильнее и теснее идентифицировать себя с группой и её нормами, что в худшем случае может создавать эффект своры.

В последние годы существенно разрослась система мотивации участия в различных группах. Если раньше это были обычные подростковые группы общения, то сегодня на ответ «почему?» можно получить множество разноплановых ответов.

Более того, растёт количество групп с чётко признанным и единоличным лидером. Более того, заметно выросло число подростковых групп, в которых существенный вес имеет асоциальная деятельность. Достаточно вспомнить «Синего кита» или группы подростков, которые целенаправленно оставались на ночь в торговых центрах. С другой стороны, многие подростковые группы стараются «официально» подтвердить свой статус, принимая участие в принятии важных решений и так далее.

Субкультура как явление

Субкультуры в среде подростков нельзя назвать независимыми или законченными течениями. В большинстве своём они вторичны по отношению к взрослой «культуре» и являются производными от неё, более того, она крайне разнообразна и включает в себя взаимоисключающие и враждебные течения. Например, в Москве и ближайшей области в начале 2000-х постоянно происходили стычки между «реперами» и «рокерами», позже разрослась культура «альтернативщиков» и «скинов».

Субкультуры динамичны, но в них есть и постоянные элементы, ради которых подростки и вливаются в группы – это свой непонятный жаргон, стиль одежды, декламируемые ценности, ритуалы и правила поведения.

В любых подростковых отношениях находит выражение крайне важное для становления личности чувство – чувство принадлежности к группе (аналог лояльности и корпоративной культуры в сфере работы у взрослых). Например, для взрослых – корпоративный цвет, а для подростка – мода. Мода является инструментом выражения своего «Я». Она всячески отделяет мир подростничества от мира взрослых, она же является средством общения и идентификации с группой. И в конце концов, это форма обретения статуса в группе, ведь овладение ценностями субкультуры – это способ самоутверждения и повышения статуса в группе.

Субкультура несёт в себе мощнейший потенциал для обновления, однако в ней скрыты и вполне серьёзные опасности. Чрезмерное обособление подростковых групп, отчуждённость в семье и нерегулируемые отношения в школе способны порождать провинциализм в социальном и культурном плане, выстраивая в среде подростков психологию гетто. При отсутствии формируемых интересов, актуальных для подростков, взрослые рискуют тем, что группы подростков будут строится по принципу нахождения общего врага и роста агрессивности.

Заключение

Итак, все противоречия и сложности в подростковых отношениях можно объяснить с одной стороны постоянной динамикой и изменением в самой личности подростков и в постоянном поиске путей противопоставления себя взрослым, а с другой стороны – чрезмерной насыщенностью и разнообразностью мира взрослых, к которому они стремятся.

Центральный процесс и задача переходного возраста – это развитие осознания своего я. Несостыковка желаний и возможностей, постоянно меняющаяся структура отношений и общая неустойчивость системы вкупе с неудовлетворённостью своим положением наталкивает подростка на важные вопросы. Обращаясь к самому себе, дети задают вопрос о том, кто они, кем они хотят и должны быть, кем они станут? И именно постановка таких вопросов подводит ребёнка к новому этапу его жизни.

Да, конечно для подростка пока важна другая реальность – существующий внешний мир, однако, всё чаще подросток обращает внимание на свои состояния и потребности, пытается услышать себя и разобраться в эмоциях. Впервые в жизни дети начинают заглядывать во внутренний мир других сверстников, пытаясь найти ответы на свои вопросы и понять, что происходит с другими людьми. Впервые в жизни ребёнок начинает осознавать свою уникальность и принципиальную непохожесть на других людей и тут же он впервые сталкивается с проблемой экзистенциального одиночества и одиночества физического. Ещё более важным становится момент, когда подросток осознает преемственность в самом себе и понимает, что основы его личности – стабильны и неизменны.

Если младшие дети обычно живут «сейчас», то для подростка всё меняется. Появляется субъективное переживание времени, создаётся ощущение важности временной перспективы и ценность ближайшего будущего. Конечно, подростки всё ещё живут, опираясь на ближайшее прошлое и настоящее, однако, теперь они могут и смотреть вперёд, видеть себя «завтра».

Напомним, что пик переходного периода в 12 – 14 лет приводит к тотальным изменениям в «Я» подростка. Появляется склонность к рефлексии, подростки ориентируются на свой внутренний мир, появляется неуверенность в себе при ярком эгоцентризме, происходит переоценка некоторых своих качеств. Нередки и подростковые депрессии, которые связаны с тем, что подростки чаще, чем младшие дети смотрят на себя глазами других в негативном свете.

Для самих подростков – это период бурных физических изменений, свободы и творчества. Нередко в этот период у девушек-подростков развиваются различные дисморфофобии, связанные с изменениями в физическом облике. Они чувствуют, что взрослеет их тело и их миропонимание.

Итак, в подростковом возрасте формируются основы «Я» и вчерашние дети вступают в период юношества, который становится новым важным этапом в жизни человека.

автор статьи: практикующий психолог Борисов Олег Владимирович, Москва

На нашем сайте http://Love-mother.ru Вы можете задавать свои вопросы психологу по интересующим Вас вопросам через комментарии под статьёй. Вам будет выслан ответ на, указанный вами, адрес электронной почты и опубликован в комментариях.

Оставайтесь с нами! Всегда рады Вас приветствовать на нашем сайте!!!

Оставьте свой комментарий: