ЗОЖ: нарушение пищевого поведения, причины

Нарушения пищевого поведения у женщин: как и почему развивается?

Порядка года назад мы публиковали материал, посвящённый проблемам нервной анорексии и булимии. Сегодня, ввиду прежнего интереса к тематикам диет, похудения, здорового образа жизни и невесть кем определённых стандартов идеального тела мы продолжим разбираться в этой проблеме и расскажем о влиянии генетики, семьи, общества и физиологии на развитие проблем пищевого поведения.

Почему это до сих пор актуально? Во-первых, эти заболевания исключительно женские. Среди мужчин людей с подобным диагнозом от силы 5-8%. Более того, ввиду агрессивной пропаганды здорового образа жизни, без понимания особенностей своего тела, многие подростки, да и женщины оказываются на грани подобных заболеваний.

Как автор материала оговорюсь, что я не имею ничего против идеи здорового питания и соответствующего образа жизни, однако как практик, сталкивающийся с последствиями бездумного следования моде, мне бы хотелось донести идею относительности стандартов красоты и необходимость крайне обдуманно подходить к построению собственной здоровой жизни.

В общем и целом, процент молодых девушек с нарушениями пищевого поведения растёт. Где искать причины и что учитывать, выстраивая свои диеты и графики тренировок? Об этом читайте ниже.

Содержание статьи:

  1. Генетические предпосылки
  2. Физиология и поведение как фактор риска
  3. Влияние семьи и социализации
  4. Влияние социума и культуры в целом

ЗОЖ: нарушение пищевого поведения, причины

Генетические предпосылки

Как и многие психологические проблемы, расстройства питания рассматриваются и в русле психогенетики и наследственности. Вероятно, действительно существует определённая доля генетического влияния на развитие заболеваний, вроде анорексии и булимии.

Например, весьма велик риск парных болезней по типу анорексии у близких родственниц или сестёр, одна из которых столкнулась с проблемами нарушенного питания. Более того, риск совместного заболевания куда более высок у монозиготных близнецов, нежели у обычных сиблингов. У первых вероятность совместного заболевания составляет порядка 56-68%, а у обычных сестёр всего лишь 7-8%.

Для булимии на сегодня имеются противоречивые данные. Одни исследования говорят, что монозиготные близнецы рискуют совместно заработать эту патологию в 23-35 % случаев, а дизиготные сёстры – в промежутке от 9 до 29%. Здесь мы видим серьёзный разрыв в данных, поэтому не будем утверждать, что булимия однозначно связана с проблемами генетики.

Будем исходить из того, что нет «гена расстройств приёма пищи», нет прямого влияния генотипа на развитие проблем с пищевым поведением, однако они способны создать определённые физические условия, которые при внешнем социокультурном контексте будут служить риск-фактором для развития расстройств приёма пищи. В частности, появление подкожного жира у девушек в подростковый период, но об этом подробнее поговорим ниже.

Многие из женщин, страдающих нарушениями пищевого поведения, были достаточно пухлыми в детстве; это же применимо и для девушек, сознательно сидящих на весьма сомнительных диетах. А детская «сбитость» до определённого момента, как мы понимаем, обуславливается в большинстве своём генетически.

Например, эти самые представительницы группы «сдержанных» в пищевом поведении свойственен низкий расход энергии (не всегда из-за низкой физической активности), что приводит к тому, что их «индекс массы тела» выше, нежели у представительниц «несдержанной» группы.

Таким образом, даже при соблюдении диет они будут иметь более высокий вес, нежели их «более удачливые» подруги. Такой разрыв в цене похудения приводит к тому, что генетически запрограммированное низкое энергопотребление организма будет приводить к тому, что такие девушки будут пытаться найти пути решения «проблемы» в методах, которые подтолкнут их к развитию патологических симптомов.

Физиология и поведение как фактор риска

Первая причина, с которой мы начнём – это увлечённость диетами. Сразу оговоримся, что соблюдение диет и следование принципам здорового образа жизни не обязательно является прямым следствием развивающихся расстройств: здесь, скорее, важно сочетание условий личностных особенностей, социальной ситуации, самооценки и удовлетворённости собой. Пост или диета здесь выступают в роли спускового крючка, обнажающего реальную проблему.

Итак, многие пациентки сообщают о том, что проблемы с приёмом пищи начались после выдерживания поста или диеты. При этом совсем не обязательно, чтобы люди сидели только на воде – это могут быть и вполне сбалансированные по индивидуальным характеристикам меню.

Эти данные подтверждаются и длительным исследованием, которое стартовало ещё вначале 90-х, показало, что у девушек-подростков, следующих диетам, риски заработать очень грубые пищевые нарушения выше, нежели у их «немодных» сверстниц.

Подтверждается это и тем фактом, что в среде профессиональных спортсменов, для которых фигура имеет ключевое значение, процент людей с нарушениями пищевого поведения больше, нежели во всей популяции. Более того, нередко у представителей этой группы нарушения приёма пищи выражены куда сильнее, нежели у остальных пациентов.

Более того, стоит отметить, что соблюдение жёстких диет не только статистически надёжно связано с «приступами жора», но сверх того – выступает в роли их причины. Как правило, бездумное следование диетическим трендам приводит к тому, что организм сталкивается с хроническим недостатком жизненно важных веществ, в первую очередь – жиров и углеводов. Именно поэтому запускаются нейрофизиологические процессы, заставляющие человека постоянно думать о еде. Более того, привлекательность пищи в такие моменты в разы возрастает, что ещё больше ослабляет границу между нормой и патологией.

Отдельное внимание уделим женщинам, постоянно находящихся в состоянии диет. Этим представительницам прекрасного пола было посвящено отдельное исследование, которое показало, что в определённых условиях постоянная сдержанность в еде и когнитивная регуляция приёма пищи очень легко утрачивается.

Самый «рискованный» промежуток времени для таких женщин – это время обеда. В этот период, когда активность организма на пике, а ресурсного обеспечения очевидно не хватает, запах и вид аппетитно приготовленной пищи может взять верх над силой воли.

Более того, при явно повышенном (или пониженном) настроении вероятность утратить сознательный контроль над приёмом пищи увеличивается. И здесь выплывает первый казус – при прочих равных, люди, которые не сдерживают себя в питании, в подобных условиях едят меньше или не более чем нужно, то «сдержанные» женщины наоборот – увеличивают процент съеденного.

В рамках клинической психологии подобный феномен обозначается как обратная регуляция. В коей-то мере он является аналогом острых стадий булимии, анорексии и компульсивного переедания. Проведём параллель, сказав, что контроль над питанием у людей с вышеназванными расстройствами утрачивается при тех же условиях, что и у женщин со «сдержанным» типом пищевого поведения.

Ещё в 1980-х физиологи и психологи сделали наблюдение, что ответная реакция на вид или запах пищи у людей сводится к подготовке организма к её приёму. Происходит активация поджелудочных структур, снижается уровень сахара в крови, высвобождаются жирные кислоты, начинается активное слюноотделение. Это вполне нормальная реакция здорового человека. Но эти же реакции куда сильнее выражены у людей, сознательно ограничивающих себя в питании, поскольку физиологическая необходимость компенсировать недостаток ресурсов в организме – в разы выше.

Однако здесь обнаруживается второй казус: оказалось, что пациентки с диагнозом нервной анорексии ограничительного типа (просто не едят), которые упорно и последовательно придерживаются жёстких диет, реагируют на пищевые стимулы куда слабее, чем женщины с диагнозом булимии, которые придерживаются диет время от времени. Попробуем объяснить эти странные факты.

Используем понимание условно-рефлекторных связей. Принимаемая пища – это безусловный стимул, вызывающий безусловные реакции, о которых мы писали выше. В свою очередь, вид и запах это пищи – это условные стимулы, которые со временем могут начать вызывать те же реакции в организме, что и её непосредственный приём, если за ними постоянно следует обильное поедание. В итоге, один вид еды будет запускать весь комплекс процессов, подготавливающих организм к еде, даже если человек не собирался есть.

Такую же силу может обрести любой внешний или внутренний стимул, если следом за ним идёт обильный приём пищи. Среди подобных стимулов могут быть:

В общем и целом, любая вещь или явление может стать спусковым крючком к приёму пищи. Именно поэтому в последнее время многие диетологи рекомендуют есть в полной тишине и, желательно, в одиночестве в специально отведённых для этого местах.

Однако для женщин с ограничительной анорексией это правило попросту не работает. Связано это с тем, что они практически постоянно контактируют с тематикой еды: читают кулинарные книги, готовят деликатесные блюда для других, при этом, не притрагиваясь к ним в принципе. Таким образом, больные анорексией систематически угнетают безусловную физиологическую реакцию на еду, которая постепенно угасает, что помогает им следовать своей диете. Именно поэтому на первых этапах лечения глубокой анорексии необходимо учить организм адекватно реагировать на еду.

А вот пациентки с симптомами компульсивного переедания или нервной булимии находятся в подвешенном состоянии: с одной стороны они стремятся поддерживать диету или пост, а с другой – сталкиваются с периодами обжорства. Чаще всего приступы переедания застигают таких женщин вечером, когда они остаются тет-а-тет с собой, либо в ситуациях, когда они считают, что «у них стресс». Таким образом, эти внешние условия (остаться наедине с собой, определённый эмоциональный фон) могут стать условными стимулами для запуска процессов подготовки организма к приёму пищи, а соответственно – развитию чувства голода.

При этом, поведение пациенток с нервной анорексией и булимией в стадии диеты тоже достаточно сильно отличается. Если первые просто занимаются готовкой для кого-то или чем-то вообще не связанном с едой, то женщины с булимией, либо постоянно возвращаются к мыслям о еде с целью максимально «обезопасить» себя от неё, либо готовят пищу для последующих приступов обжорства.

Идея о том, что проблемы, связанные с приёмом пищи, могут возникать на почве развития условно-рефлекторных связей, нашло подтверждение в экспериментах. В частности, вначале 2000-х было показано, что у многих женщин с диагнозом булимии были обнаружены условно-рефлекторные связи на различные стрессоры, которые выражались в понижении уровня сахара в крови, что является физиологическим фундаментом для запуска приступов голода и переедания.

Влияние семьи и социализации

Поскольку большой процент среди больных с расстройствами пищевого поведения – это молодые девушки и подростки, удаётся контактировать и непосредственно с семьёй пациентки. Наблюдения показывают, что семьи, где есть девушки-подростки с проблемами пищевого поведения, отличаются высокой ригидностью, гиперопекой, неумением продуктивно работать с конфликтами и, в общем-то, стоят на грани дисфункциональности.

При первых контактах с матерьми подобных подростков обнаруживается, что в семьях, а в частности в диаде мать-дочь, наблюдается низкий уровень семейных связей или их полное отсутствие. В тоже время трудно сказать, что является первичным, а что вторичным нарушением – развивается расстройство приёма пищи из-за несостоятельности семейной системы, либо отношения ухудшаются из-за развёрнутого расстройства. Мы бы не стали давать однозначных выводов, однако очевидно, что проблемы семейной системы и пищевые трудности связаны. Любые семейные трудности способны внести свой вклад в ухудшение состояния юных пациенток.

Классические исследования в этой области позволяют постулировать, что в семьях, где есть проблемы с развитием нормальной самоценности и независимости подростка, чаще возникают проблемы с расстройствами этого спектра. В тоже время, новые экспериментальные данные показывают, что многие пациентки с диагнозами булимии или анорексии действительно обнаруживают хронически низкую самооценку, однако остаётся непонятным, какую роль в это вносит семья. Скорее всего, семья является сопутствующим, но не основным фактором в развитии проблем приёма пищи.

Однако известно, что в семьях, где матери демонстрируют нарушенное пищевое поведение, дочери чаще «заражаются» подобными аномалиями. И у детей, как правило, симптоматика куда тяжелее. Более того, свой вклад в развитие расстройства вносят и представления родителей (матери) о нормальной фигуре и массе тела. Как правило, недовольство матери с патологией фигурой дочерей является стимулом для детей «скатиться» в расстройство.

Материнская модель «сдержанного» питания оказывает серьёзные и пагубные воздействия на дочерей, которые были зафиксированы в длительном наблюдении. В частности, дочери таких мам сталкиваются с большими страхами по поводу своей фигуры и нередко невротически боятся растолстеть. Более того, в обеденное время (наблюдения проводились на базе закрытых клиник и школ), такие девушки обнаруживают схожую утрату контроля над пищевым поведением, что и взрослые из группы «сдержанных» в питании. Очевидно, что для детей с такими симптомами риск оказаться в группе людей с расстройствами типа анорексии или булимии крайне велик.

Влияние социума и культуры в целом

В современном обществе, несмотря на активный PR идеи plus size fashion, преобладает установка на модность худого и плоского тела. Более того, реально доступный рынок пищевой промышленности сегодня изобилует тысячами различных соблазнительных товаров. Даже во время обширных массовых празднеств и гуляний пища занимает одно из первых мест, да и существуют полноценные культурные «праздники живота».

Мир соблазнов и пропаганда худой красоты оказывает сильнейшее давление на прекрасную половину и большой процент из числа женщин пытается соответствовать тенденциям моды любыми способами. Девочки гораздо раньше мальчиков понимают, что положительная социальная оценка, внимание и даже успешность во многом завязаны на внешнем виде и теле. Самоощущения и оценка себя многими девушками напрямую связаны с социальной оценкой их фигуры.

Уже детьми многие из девушек стараются ограничить приём пищи, «нормализовать» его, проявляя сильнейшую заботу о весе и внешнем виде. Особо обостряется проблема в период подростничества, когда по генетическим причинам у девушек начинает нарастать жировая ткань (учитывая и рост молочных желез). В связи с этим, а также из-за непонимания нормальности этого процесса и неадекватной оценке со стороны общества число тех, кто ищет решение проблемы в многочисленных диетах существенно возрастает, как и риск попасть в группу людей с серьёзными отклонениями в пищевом поведении.

Весьма показательно можно отразить проблему в цифрах. Очень многие женщины – независимо от возраста – постоянно недовольны своей фигурой и оценивают себя как толстых. Например, коллеги из Германии говорят о 30% регулярно поддерживающих диетические тренды и о 15% постоянно живущих на диетах женщинах. Не имея конкретной статистики, могу предположить, что в России этот процент существенно выше.

Более того, многие профессиональные сферы деятельности негласным требованием предъявляют весьма суровые нормы касательно телосложения. Танцовщицы, артисты, модели вынуждены либо быть тем, что модно, либо уходить из сферы. Тоже, как мы уже отмечали, и в некоторых видах спорта. Однако стоит отметить, что спортсмены на профессиональном уровне выдерживают режим питания, а индивидуальное меню составляется не один месяц с учётом сотен мелких факторов. Поэтому, в большинстве своём, спортсмены редко оказываются в группе людей с проблемами пищевого поведения, так как их диеты индивидуально сбалансированы и видоизменяются в различные периоды тренировок и соревнований.

И наконец, снова об исследованиях. Была математически обоснована связь между сильной тревожностью по поводу своей фигуры и массы тела и риском развития различных пищевых расстройств.

Ведь именно для заболеваний вроде анорексии и булимии характерны сильная озабоченность фигурой и тенденция как-либо ограничить количество потребляемой пищи. Предполагается, что есть чёткая связь между озабоченностью своей фигурой, занятой позицией касательно «идеала», стремлением чрезмерно регулировать потребление пищи и переходом диетических ограничений в статус клинических.
История чемпиона России по летнему биатлону или о построении меню и графика тренировок

Автор статьи имеет прямое отношение к спорту высоких достижений и знаком с подноготной подготовки молодых звёзд в лыжном спорте. Эту небольшую заметку я хочу написать как пример того, как надо подходить к построению графика тренировок и рациона питания.

Во время наших совместных тренировочных сессий с выездом на различные базы огромное значение имели три вещи:

  1. вид и график тренировок;
  2. составные блюда при питании;
  3. учёт случайных заболеваний (простуды, температура, воспалённое горло).

Во-первых, даже самые «жёсткие» тренировки и заранее составленный план должны меняться. Если в какой-то момент физически не хватает возможности завершить тренировку по плану – лучше уменьшить количество упражнений в цикле. Любые признаки недомогания – стоп.

Во-вторых, питание. При составлении меню необходимо учитывать не просто актуальный вес, но и процент жира и мышц, чтобы обеспечить нормальное поступление всех необходимых веществ в организм для запаса и восстановления. Например, каждый сезон включал 4 медосмотра: перед тренировочной сессией, после неё, перед соревнованиями и по завершению активного этапа соревнований. Это важно для корректировки меню и отслеживания результатов на уровне биохимии. Сейчас это особенно актуально ввиду повсеместной доступности спец.питания.

В-третьих, в рационе должно быть сладкое (от изюма до шоколада), ради получения быстрых углеводов.

И наконец, болезни. Многие грешат тем, что идут на стадион или в спорт-зал с приподнятой температурой или больным горлом. Это абсолютно недопустимо ввиду серьёзных нагрузок, которые приходятся на сердце. В частности, лучше заменить активную тренировку длительной прогулкой в быстром темпе, нежели работать выше своего допустимого пульса.

И наконец, о важной составляющей – пульсе. Это верный маячок правильности тренировок и питания. Но для начала стоит замерять пульс покоя, а именно в течение двух недель сразу после пробуждения проводить замеры ЧСС, стараясь не шевелиться после пробуждения. Среднее – это и будет пульс покоя, а также стоит учитывать стандартное отклонение (сигма). Расчёты можно доверить программе Excel.

Далее, начиная тренировки и диеты, необходимо каждое утро сверять свой текущий пульс с промежутком, находящимся между среднее ± сигма. Если пульс в течении нескольких дней выше – это сигнал того, что организму не хватает ресурсов, а значит надо менять либо тренировки, либо меню. При оптимально построенных тренировках средний пульс постепенно уменьшается.

Для заинтересованных читателей подготовлены специальные Excel-файлы для расчёта норм пульса, потребления белка и основных аминокислот. Чтобы получить их и найти ответы на какие-либо вопросы – оставляйте ваши комментарии и мы обязательно свяжемся с вами!

автор статьи: практикующий психолог Борисов Олег Владимирович, Москва

На нашем сайте http://Love-mother.ru Вы можете задавать свои вопросы психологу по интересующим Вас вопросам через комментарии под статьёй. Вам будет выслан ответ на, указанный вами, адрес электронной почты и опубликован в комментариях.
Оставайтесь с нами! Всегда рады Вас приветствовать на нашем сайте!!!

Оставьте свой комментарий:






ЗДОРОВЬЕ И ОТДЫХ